Игорь Чапурин: «Автоформа не должна быть заезженной»

Он вполне справедливо полагает, что покупка собственных “колес” — яркое стремление к самостоятельности, некий выход в реальную действительность с возможностью свободного по ней перемещения. Но если обычного автолюбителя отличает прежде всего заинтересованность в “содержании” своего транспортного средства, то для профессионального дизайнера не менее важна и форма. Визуальный ряд должен быть необычным и привлекательным.

Он вполне справедливо полагает, что покупка собственных “колес” — яркое стремление к самостоятельности, некий выход в реальную действительность с возможностью свободного по ней перемещения. Но если обычного автолюбителя отличает прежде всего заинтересованность в “содержании” своего транспортного средства, то для профессионального дизайнера не менее важна и форма. Визуальный ряд должен быть необычным и привлекательным.

Игорь, московские просторы ты бороздишь на стильном заокеанском авто...

— Да, Chrysler PT Cruiser чем-то напоминает лондонское такси. Наверное, это первая попытка этой американской компании сделать ретро-форму. Причем попытка успешная. Машина получилась, с одной стороны, и современная — по-своему, а с другой — имеет множество даже откровенно эпатажных старинных деталей. Но это, конечно, совсем не та игра в ретро, когда сегодня, допустим, точь-в-точь повторяют старые марки вроде “жука”.

— Какие ассоциации у тебя вызывает приобретение?

— Как будто это машина Штирлица. Она передает дух 40-х годов... Хотя ей всего около двух лет. Каждое утро я смотрю на нее и улыбаюсь. До сих пор ее внешний вид только радует.

— На чем же ты катался до этого?

— На серебристом внедорожнике от “Honda”. Это был мой первый, очень удобный автомобиль. Я чувствовал себя в нем уверенно, мощно, защищенно и, главное, высоко — чуть-чуть над окружающими машинами. Три года с удовольствием ездил и в общем-то не собирался его менять на что-то другое. Но однажды близкая подруга посоветовала обратить внимание на Chrysler PT Cruiser. Ей показалось, что он придется мне по вкусу. И не ошиблась. Я мгновенно влюбился в этот автомобиль, несмотря на то, что в то время если о чем-то и мечтал, то о машине представительского класса, правда, не слишком солидной, чтобы не прослыть снобом, а несколько демократичной. Но встреча с этим темным красавцем кардинально изменила мои автомобильные пристрастия. Хотя я человек привычки и пересесть во что-то абсолютно иное, низкое, для меня стало испытанием...

— А почему ты остановил свой выбор на черном цвете?

— По-моему, для этой формы он наиболее выигрышный. Хотя Альбина Назимова путешествует по Москве на аналогичной машине, только бордовой — и также смотрится великолепно. Тут кому что нравится. Моя машина, бесспорно, изысканна, с серыми кожаными сиденьями, вместительная.

— Салон — верх совершенства?

— Там присутствует все, что нужно: все само выдвигается, высвечиваются все параметры и показатели, есть климат-контроль, коробка-“автомат”, которая при моей загруженности головы просто необходима.

— Ну а “механикой” владеешь?

— Конечно. Я же учился на ней. Мне было интересно понять в вождении все.

— Кайф от вождения сейчас получаешь?

— Машина, безусловно, вещь драйвовая. Для меня она не только средство передвижения, но и своеобразный фактор свободы, летящий в пространстве. Я ей восхищаюсь как продуктом, созданным интеллектом человека. С уважением отношусь к ее стойкости. Мой график перенасыщен, а она без устали на меня трудится, не создавая при этом никаких проблем.

— Какой ты за рулем?

— Я не истеричный водитель, но и не вялый. Одним словом, не из тех, кто всегда строго придерживается правого ряда. Нарушения Правил дорожного движения не являются для меня самоцелью, здесь я скорее придерживаюсь здравого смысла. Понятно, что если на пустой улице запрещается разворачиваться, то не буду объезжать полгорода, чтобы совершить этот маневр. Но на трассе не стану лезть на рожон в попытке что-то кому-то доказать. Такое поведение мне просто не свойственно.

А когда меня кто-то подрезает, не кричу в машине от злости и не несусь за обидчиком вслед в попытке отомстить. Меня этот бестолковый процесс не захватывает. А если вижу на магистрали хаос, то стараюсь в него не внедряться, а, по возможности, спокойно объехать, выбрав иной маршрут.

— На шоссе необычные машины вызывают живейший интерес у инспекторов. Тебя часто тормозят?

— Бывает. Правда, в такие моменты я крайне необщителен, потому что за рулем полностью ухожу в себя, отдыхаю, слушаю радио “Монте-Карло”. Ведь переезд из точки А в точку Б для меня единственная возможность побыть наконец одному.

— А задумываясь, какие скорости, как правило, развиваешь?

— Трудно сказать. Наверное, быстрее всего я ездил, когда участвовал в гонке “Мастер-ралли” на Gelaendewagen. Мы двигались по маршруту “Канн—Иордания”, и свой участок — Сирию, когда я вел машину, проскочил со свистом. Но так как я все же непрофессиональный гонщик, основную часть времени провел в команде сопровождения. Что имело свои плюсы. Мы позволили себе отстать ненадолго от соревнующихся и осмотреть Петру, Трою, Пальмиру...