«Обязаловка» подстраховалась

Одним из основных аргументов за введение закона об ОСАГО была заявлена необходимость гарантированного возмещения ущерба всем пострадавшим в ДТП. Цель, конечно, святая, ведь при существующей ныне судебной системе далеко не каждому удается получить с виновника аварии причитающуюся компенсацию. Однако некоторые страховщики, взвалившие на свои плечи эту непосильную ношу, вовсе не торопятся покрывать ущерб, нанесенный их клиентами третьим лицам.

Одним из основных аргументов за введение закона об ОСАГО была заявлена необходимость гарантированного возмещения ущерба всем пострадавшим в ДТП. Цель, конечно, святая, ведь при существующей ныне судебной системе далеко не каждому удается получить с виновника аварии причитающуюся компенсацию. Однако некоторые страховщики, взвалившие на свои плечи эту непосильную ношу, вовсе не торопятся покрывать ущерб, нанесенный их клиентами третьим лицам.


Кто читал полный текст закона РФ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, наверняка скажет, что документ вполне адекватный и правильный. Разработчики учли вроде бы все нюансы и пожелания заинтересованных сторон. А что ставки высоковаты, так это не беда, в конце концов правительство и депутаты под давлением общественного мнения, прессы и здравого смысла, может, и сумеют несколько умерить аппетиты страховщиков и понизить кусачие базовые тарифы. Но сегодня речь пойдет не о тарифах, а о странных механизмах работы страховых компаний, вынуждающих людей, пострадавших в ДТП от легкомыслия беспечных владельцев новых обязательных полисов, опять искать правды в суде.

Итак, представьте себе банальную ситуацию. Едет себе в плотном потоке по Староможайскому шоссе автомобиль, назовем его “Волга”, едет, никого не трогая. В это время сзади появляется другая машина, скажем, иномарка. Ее водителю не терпится, и он, перестраиваясь из ряда в ряд, рвется вперед. Но в потоке особо не разбежишься — тесновато. При очередном торможении водитель иномарки потерял контроль над ситуацией и вписался аккурат в корму “Волги”. Картина вообще-то тривиальная: не соблюдал дистанцию, совершил столкновение с попутно движущимся транспортным средством. Да водитель иномарки впоследствии особо и не отпирался, признал свою вину и успокоил, что, мол, с компенсацией ущерба (благо повреждения у “Волги” были не слишком серьезные) никаких проблем не будет. В подтверждение чего достал из кармана полис обязательного страхования гражданской ответственности, приобретенный в известной страховой компании “РЕСО-Гарантия”. Раз такое дело — подумал водитель “волгаря” — беспокоиться особо не о чем, надо вызывать гаишников и оформлять ДТП честь по чести. Что и было сделано.

Процедурные вопросы

Между тем предусмотрительные страховщики из “РЕСО-Гарантии”, видимо, желая максимально обезопасить себя от выплат по “автогражданке”, придумали хитрый ход. Так, молодому человеку, находившемуся за рулем иномарки, при заключении договора в страховой компании был выдан специальный номерной бланк — “извещение о ДТП”. Этот магический документ в заполненном виде призван в случае чего известить страховщиков об аварии с участием своего подопечного. Так вот, пока оба водителя ждали наряд ДПС, у них была возможность углубиться в заполнение этого пока еще таинственного для многих документа. А таинственного потому, что выдать-то его страховщики выдали, только не научили своего клиента правильно его заполнять. Наверное, не хотели “накаркать”. Одним словом, участникам аварии было чем заняться. А тем временем подкатили дэпээсники, произвели необходимые замеры, составили протокол и даже выдали обоим по специальной справке о ДТП установленной законом формы.

Вооружившись всеми этими документами, водитель “Волги” отправился в страховую компанию за компенсацией ущерба. Однако в отдел выплат он попал не сразу. Тут мы сознательно опускаем события, произошедшие с момента обращения “терпилы” в ближайший офис компании, до той секунды, когда он получил конкретную информацию о том, как ему быть дальше. Скажем лишь, что это оказалось непросто, и на телефонные переговоры в подобной ситуации лучше не полагаться — бесполезно. Так или иначе выяснилось, что сначала нужно составить полную калькуляцию повреждений и лишь затем подавать заявление о возмещении ущерба. На территории автобазы МГУ есть автоэкспертиза, где страховщики из “РЕСО-Гарантии” и порекомендовали подсчитаться водителю “Волги”. Дескать, местным “калькуляторам” компания доверяет больше, чем независимым экспертам со стороны. Раз так, поехали к храму науки. Надо сказать, что калькуляцией водитель остался очень доволен (не подкачали страховщики) и, вложив ее в пакет документов, тут же отправился в представительство страховой компании, которое для удобства граждан расположено на той же территории.



Приходите завтра

Вот тут и начинается самое любопытное. Поглядев на вышеописанное “извещение о ДТП” и остальные бумаги, представитель компании отказался принять заявление с просьбой о возмещении ущерба, чем вызвал у его подателя полное недоумение. Сначала, говорит, аналогичное заявление должен подать наш клиент, а лишь затем примем и ваше. Известно, что любой наш соотечественник в принципе готов ко всему, но водитель “Волги” — человек в таких делах просвещенный (почитывает на досуге автомобильную прессу) — такого ответа никак не ожидал. А если виновник аварии и не собирается обращаться в свою страховую компанию? Зачем ему марать свой страховой послужной список лишним инцидентом? А если с вашим клиентом, виновником ДТП, не дай бог что-то случится и он физически не сможет подать заявление? А где гарантия того, что он не уехал навсегда из страны сразу после ДТП? — посыпались многочисленные вопросы на представителя “РЕСО-Гарантии”. А тот твердит как ни в чем не бывало: нет заявления от нашего клиента — вы ничего не получите, есть заявление от нашего клиента — будет и выплата по страховому случаю. Если чем-то недовольны, имеете право подать в суд на нас и на своего обидчика.



За бортом

Секундочку, как же так? Закон об обязательном страховании гражданской ответственности как раз и принимался на тот случай, чтобы полностью гарантировать возмещение ущерба третьим лицам независимо от того, хочет этого или не хочет виновник ЧП. Причем нанесенного даже неизвестным, скрывшимся с места аварии водителем. В нашем же случае водитель никуда не убегал, более того, сам заполнил “извещение о ДТП” в свою компанию, где указал номер полиса и предоставил свои документы сотрудникам милиции для законного оформления. Но этого иным бизнесменам от страхового дела оказывается, как мы видим, недостаточно. Страховщикам, видите ли, нужно лично лицезреть своего проштрафившегося подопечного, им будет приятно увидеть своими глазами, как он сам подмахнет свидетельство своей водительской несостоятельности. А документы, оформленные гаишниками, выходит, уже и не являются весомым доказательством участия человека и его автомобиля в аварии.

Порочный круг замкнулся! В центре него сидят страховщики (надеемся, не все), призванные собирать с миллионов автовладельцев ежегодную дань в виде платы за обязательный полис “автогражданки”. А рядом расположились многочисленные желающие запустить свою ложку в их наваристый суп в лице власть предержащих и прочих, от кого зависит принятие важных решений на государственном уровне. Мы, находясь за пределами круга, исправно платим (куда нам деваться?), а за возмещением ущерба по-прежнему должны обращаться в суд, ждать рассмотрения дела и уповать затем на судебных приставов, чтобы те выбили наши кровные с обидчика. И на кой нам черт, скажите на милость, такой “прогрессивный” закон? Что изменилось, за что башляет?



НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Владимир КОЗЛОВ, эксперт “Российского союза автостраховщиков”:

— Пострадавший в результате ДТП теоретически, безусловно, может получить компенсацию без предварительного заявления от виновника инцидента, если он приходит в страховую компанию и приносит извещение о ДТП, в котором указано, что виновник аварии застрахован в их компании, а также серию и номер полиса. Если пострадавший помимо всего предъявляет протокол из ГИБДД, где сказано, что данное транспортное средство, действительно застрахованное в их компании, стало виновником ДТП, и прочий необходимый перечень документов, то формально компания должна принять к рассмотрению такое дело и выплатить или отказать в компенсации в зависимости от существа дела. А то, что страхователь первым не заявил о случившемся, — это уже дело десятое. Жесткой привязки к этому нет. По правилам страхования он был обязан заявить, но нарушение им данного правила страхования не означает, что потерпевший должен из-за этого страдать. Однако это теория. Я не берусь комментировать действия “РЕСО-Гарантии”, так как в каждом конкретном случае нужно слушать все стороны и смотреть документы. Здесь как минимум четыре участника: страховая компания, страхователь, потерпевший и ГИБДД. Поэтому рассуждать о правомерности действий компании без изучения всех документов всех сторон я не могу.


Игорь ИВАНОВ, страховая компания “РЕСО-Гарантия”:

— Ситуация в принципе простая. Если ДТП произошло недавно, то следует немного подождать и не пороть горячку. Пострадавший, конечно, может первым прийти и принести свое заявление, но оно действительно будет не к месту, а точнее не ко времени. Ведь его нужно связать с конкретным полисом, с конкретным выплатным делом, которое, очевидно, еще не открыто. Чтобы его открыть, наш клиент, который, возможно, стал виновником аварии, должен явиться к нам и, показав свой полис, заявить о ЧП. Мы же страхуем не машину пострадавшего, а ответственность нашего клиента. Если ему не хочется использовать свой страховой полис, а хочется заплатить по суду, то это его личный выбор. Обычно, попав в аварию, наши клиенты сразу бегут к нам и заявляют о необходимости компенсировать ущерб пострадавшим. Если все бумаги в порядке (особое значение имеет справка из ГАИ, где указывается виновник), то мы открываем выплатное дело и компенсируем ущерб. Пострадавшая сторона обязана предоставить свой автомобиль на обязательную в таких случаях независимую экспертизу, а затем уже может подать свое заявление, которое приобщается к выплатному делу. В данной ситуации пострадавшему следует связаться с виновником и напомнить ему, что он виноват и должен предпринять в этой связи кое-какие шаги. Иначе говоря, чтобы убедиться в необходимости любой выплаты, нам нужен наш клиент с его полисом. Может, этот человек вообще у нас не застрахован, может, действие его полиса уже закончилось, может, он был пьян во время аварии (правда, на обязательное страхование это ограничение не распространяется, только на добровольное).