Александр Новиков: «Я первый в нашей стране артист, купивший Mercedes 600»

Для этого певца автомобиль —одновременно —одновременно и средство передвижения, и отражение характера, и элемент престижа. Одним словом, вещь необходимая, к которой он относится чрезвычайно бережно, даже с почтением.

Для этого певца автомобиль —одновременно и средство передвижения, и отражение характера, и элемент престижа. Одним словом, вещь необходимая, к которой он относится чрезвычайно бережно, даже с почтением.


— Александр, никогда не подсчитывали, сколько на своем веку поменяли транспортных средств?

— Точно больше 60 машин через меня прошло. А сейчас в оперативном управлении четыре автомобиля: два в Москве, два в родном Екатеринбурге. Это джипы Land Cruiser, белый и черный, и Mercedes 220-й и 500-й соответственно черного и серебристого цветов.

— Строгие тона выбираете…

— Я не люблю выпендрежные краски: красные, фиолетовые, синие, желтые...

— Да и машины у вас все сплошь классического образца.

— Каждая имеет свое конкретное функциональное назначение: джип хорош на бездорожье, в пробках, в условиях жуткой грязи и снежных заносов. Mercedes же, скорее, автомобиль презентационный, и порой на нем много не поездишь.

— Наверняка ваши приобретения имеют полный набор всех возможных опций?

— Естественно, включая компьютер, куда я редко заглядываю, телевизоры в подголовниках, которые практически не смотрю, только иногда футбол, если сижу на заднем сиденье. Еще имеется система навигации, абсолютно, на мой взгляд, лишняя, придуманная для дураков. Ценность машины ведь заключается в ее общей комфортности и выносливости, а не в витиеватых прибамбасах.

— А в пути какая музыка вам создает настроение?

— Спокойная, инструментальная.

— Талисманы какие-нибудь в салоне храните?

— Только иконы.

— Сегодня вы обладатель именно тех авто, которые всегда хотели иметь, или еще о чем-нибудь мечтаете?

— Нет, не мечтаю, катаюсь на том, на чем хочу. Поймите, в мире существуют только три машины хай-класса: Rolls-Royce, Bentley и Mercedes. Все остальное уже на более низком уровне. А всякие дорогие спортивные “игрушки”, типа Lamborghini или Porsche, созданы скорее для развлечения. Ведь это маленькие неудобные машины, по крайней мере с моим двухметровым ростом туда точно не влезешь. Видимо, в основном их покупают одинокие плейбои, у которых, я бы сказал, уже “не стоит” и хочется хотя бы в чем-то показать свою крутизну.

— При каких обстоятельствах вы впервые оказались за рулем?

— Мне было года 22, когда в компании мой друг, который был на машине, на “Москвиче-412”, сильно выпил, и его требовалось доставить домой. До этого я даже ни разу не сидел в шоферском кресле и понятия не имел, как действуют педали. Кое-как он мне рассказал, как включать передачи, и я, помню, очень долго выезжал со двора, но тем не менее до его квартиры мы добрались без приключений. А в 23 года я уже купил свою первую машину, халтурил на ней, занимался извозом, но сами “права” получил значительно позже. Машина эта была битая “копейка”, которую мне полностью отремонтировал приятель, работающий в автосервисе. Мы ей навели лоск, покрасили в зелено-перламутровый цвет, и она стала выглядеть как новенькая. И вот когда я сел за руль своего собственного автомобиля, почувствовал себя мужчиной. Весь мир передо мной открывался, я мог поехать в любую сторону, куда захочу, совсем в другом качестве себя ощущал. Эти “Жигули” на самом деле принесли мне больше радости, чем все мои Mercedes, которых я поменял семь штук.

— Ну, это скорее было связано с новым опытом. А вообще, на каких еще марках катались?

— Более десятка “Жигулей” поменял, до сих пор еще в гараже стоит ГАЗ-69, потом несколько грузовых машин имел, правда, сам не ездил, но пробовал, так что знаю, что такое КамАЗ. “Волги” также у меня были… А надо учитывать, что в застойный 84-й год иметь в частном владении, допустим, новую “Волгу”-фургон было почти нереально. Потом постепенно я перешел на подержанные иномарки. Ездил и на Ford, и на BMW, и на Volkswagen, и на Nissan, но недолго, потому как не машины это все, а так, одно баловство, студенчество. Просто я тогда жил небогато и не мог себе позволить большего, а все перечисленные модели, бесспорно, принадлежат к среднему классу. Зато позже я стал первым в нашей стране артистом, который взял Mercedes 600.

— Всем хотели “утереть нос”?

— Нет, дело в том, что не успел я сесть в мягкий салон, как сразу понял, что это совсем другой “коленкор”, от которого глупо отказываться.

— Тем не менее джипы у вас не “немцы”, а “японцы”. Почему?

— Потому что имеют строго функциональное назначение. Я до сих пор уверен, что лучше дизельного джипа Land Cruiser 80 еще не придумали. Неубиваемая махина. А скоро к ним еще прибавится и GeIaendewagen, его я на днях заказал в Германии.

— Как часто, на ваш взгляд, следует менять автотранспорт?

— У каждого здесь свои критерии. Я меняю каждые полтора года, как только появляется что-то свежее, из последних разработок.

— При этом “бэушными” вариантами не брезгуете?

— А почему нет? Если автомобиль в достойном состоянии, это выгодная сделка. Так, свой Mercedes 220, который новый стоит 137 тысяч евро, я взял годовалым, значительно дешевле.

— Знаю, что в юности вы занимались автоспортом. Можете рассказать об этом подробнее?

— Это было увлечение в масштабах области. Мы занимались в автомобильном спортклубе “Спринт” города Екатеринбурга, причем он был единственным в России. Также существовал клуб старинных автомобилей, который организовал бывший гонщик, фанат автомобилей Анатолий Скоробогатов… Кстати, он до сих пор владелец интересной коллекции.

— А вы первые места в гонках занимали?

— Никогда. Для такого результата надо долго тренироваться, а я не так уж много времени в клубе проводил. А потом меня и вовсе посадили в тюрьму за мои песни… Но до этого я успел поработать инструктором в автошколе, так что для обывателя езжу достаточно неплохо.

— И в каком же стиле вы двигаетесь по автостраде?

— В жестком, спортивном режиме, бывает, до 240 км/ч доходит. Но Правила дорожного движения нарушаю только в том случае, если не создаю проблем окружающим, стараюсь не вести себя на трассе эгоистично и по-хамски.

— У вас уже довольно большой водительский стаж, в ДТП часто попадали за это время?

— Нет, ни разу за 25 лет. Хотя более миллиона километров проехал.

— Сейчас редко пользуетесь услугами водителя?

— Только в Москве и только на джипе. В остальных случаях всегда сажусь за руль сам. Знаете, мне это до сих пор доставляет удовольствие. Люблю дальние перегоны, “с ветерком”, на юг часто езжу на машине.

— Наверняка к дамам на дороге у вас особое отношение…

— Я их, разумеется, пропускаю, если того требует ситуация… Но вообще, по моему глубокому убеждению, женщине все-таки не дано быть настоящим шофером. Это некое декоративное создание за рулем, абсолютно лишенное логического мышления, помогающего предвидеть развитие событий на трассе. Она может неожиданно остановиться на магистрали или, никого не предупредив, вдруг резко повернуть направо, не задумываясь о последствиях маневра, то есть ведет себя по-женски, непредсказуемо. Поэтому мужчины снисходительно-великодушно относятся к этим существам на дороге, а им всем кажется, что они умеют ездить.

— Да вы натуральный домостроевец, считающий, что удел женщины — кухня и дети, и уж никак не “железные кони”! Сами ведь тоже не идеальны…

— Ну иногда меня останавливают люди в форме. Но у нас в ГИБДД работают удивительные люди! Ни в какой европейской стране тебя не простят за явное правонарушение, а у нас могут ласково пожурить и отпустить с миром. Еще не было случая, чтобы с меня именно вымогали деньги. Штраф официально выписывали, и не единожды.

— А сами, первым, вы деньги предлагаете?

— Ни в коем случае. Никогда не откупаюсь. Так как я изначально всех людей считаю хорошими, предлагать им взятку мне кажется унизительно. Могу только кассету на память подарить...