Утомленные маслом

Как минимум два раза в год автовладелец меняет масло, один раз в два года — тосол. Один проводит эти процедуры в сервисе, другой справляется своими силами. Но в обоих случаях от отработавших свое жидкостей в итоге как-то надо избавляться. Как?

Как минимум два раза в год автовладелец меняет масло, один раз в два года — тосол. Один проводит эти процедуры в сервисе, другой справляется своими силами. Но в обоих случаях от отработавших свое жидкостей в итоге как-то надо избавляться. Как?


Сегодня в столице собирают только 10% от всего оборота масла, то есть из десяти купленных в Москве канистр в переработку попадает одна. Куда выливается остальное — вопрос риторический. В 2002 году в Первопрестольной работало 2,5 тысячи автосервисов, чуть больше ста из них — это крупные дилерские техцентры и предприятия со своими ремонтными базами, остальные же — небольшие конторы, зачастую расположенные в гаражах. Сколько мастерских существует сегодня, сказать не сможет никто, так как обязательное лицензирование этого вида деятельности отменено — за прошедшие с того времени полтора года их количество вполне могло удвоиться. А теперь представьте себе, что каждый оказывает услуги по замене масла в авто...

“Заморачиваются” правильным сбором “отработки” и ее утилизацией только крупные сервисы, а также государственные и муниципальные предприятия. Подобным образом поступает еще пара сотен “серых” СТОА. Собранное у них масло поступает на переработку — в столице функционирует около10 предприятий, занимающихся этой проблемой. Остальные же выливают жидкость куда попало. Чаще всего “отработка” в бочках отвозится на ближайшую свалку. Некоторые приспосабливают для “масломогильника” близлежащие лесопосадки. Те же, кто и вовсе не заботится о природе, просто ставят в укромном месте на территории такую же бочку, но, например, без дна и спокойно сливают туда все “отходы”. С одной стороны, приличия соблюдены — масло открыто на землю не выливается, но результат все равно один и тот же. Не стоит забывать и о “частниках”, предпочитающих менять смазку самостоятельно, их доля в деле убийства природы впечатляет — около 30%. Объемы сопоставимы с железнодорожным “товарняком”, состоящим из 25—30 цистерн.

Обуздать сервисменов довольно сложно, несмотря на то, что загрязнение окружающей среды у нас наказывается как минимум административно. Дело в том, что поймать злодея за руку практически нереально, а уж тем более доказать его причастность к преступлению — а иначе и не скажешь — в суде, так что надо что-то менять, например, возобновить обязательное лицензирование и ввести жесткий контроль за сбором и переработкой технических жидкостей. Подобным образом поступили в Германии, где за шалости с природой полагается немаленький штраф, а то и тюремный срок. Там нашли способ избавляться от “отработки” не только путем ее полной утилизации. По закону каждый производитель автомасла на “неметчине” обязан добавлять в готовый продукт 10% уже выработавшей ресурс смазки.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Владимир КРЮЧКОВ, эксперт Московской ассоциации предприятий технического обслуживания (МАПТО):

— Эта проблема существует уже довольно давно, но решить ее не так-то просто. На оборудование автосервиса надежной системой сбора и хранения технических жидкостей требуются серьезные финансовые затраты, многим для этого придется еще и переоборудовать часть помещений, что им попросту не под силу. Помочь в этом могла бы профессиональная ассоциация, но для ее эффективной работы нужно легализовать рынок услуг.

Чтобы хоть как-то исправить положение, Правительством Москвы в настоящий момент реализуется две программы. Одна из них направлена на развитие сети автосервисов, а другая — на строительство специализированных пунктов по замене и сбору отработанного масла и технических жидкостей.