Эшафот для служивого

Претензий к сотрудникам ГАИ у простого автомо-билиста всегда великое множество. С одной стороны, полное без-действие рядом с нерабо-тающим светофором, из-за которого стоит полгорода, а с другой — активная деятельность на ночных улицах, напоминающая сто первый способ отъема денег у населения. Большинство водил в таком случае лишь вспоминает всех родствен-ников служивого по материнской линии, а те, кто хочет справед-ливости, обивают пороги различных инстанций. Часто —безрезультатно.

Претензий к сотрудникам ГАИ у простого автомо-билиста всегда великое множество. С одной стороны, полное без-действие рядом с нерабо-тающим светофором, из-за которого стоит полгорода, а с другой — активная деятельность на ночных улицах, напоминающая сто первый способ отъема денег у населения. Большинство водил в таком случае лишь вспоминает всех родствен-ников служивого по материнской линии, а те, кто хочет справед-ливости, обивают пороги различных инстанций. Часто —безрезультатно.

За вождение подшофе пока еще можно отделаться либо штрафом, либо “прибавкой к зарплате” инспектора прямо на месте (просят обычно не больше 100 баксов). А поскольку за пьяные покатушки можно и “прав” лишиться, многие предпочитают заплатить. Такая хорошая “кормушка”, конечно же, не могла остаться без внимания ревнителей дорожного порядка, и количество автомобилистов, добровольно попрощавшихся со своими кровными, растет в арифметической прогрессии (то ли еще будет, когда вступит в действие поправка к КоАП, предусматривающая за подобное нарушение лишение “прав” на полтора-два года!). Причем некоторые зарвавшиеся служивые, не мудрствуя лукаво, ищут “выпивох” в припаркованных машинах. В редакцию “МКмобиля” обратился читатель, лишившийся водительского удостоверения прямо во дворе своего дома. Молодой человек (пусть он будет Сергеем) решил культурно провести вечерок в компании друзей. Вольготно разместившись в салоне авто, друзья открыли пиво, когда рядом с авто остановился милицейский патруль. Служивые вышли из машины и потребовали документы.

А судьи кто?

Забрав “права”, гаишники вынесли вердикт — поскольку наш герой позволил себе употребление спиртного прямо на водительском кресле, на него падет справедливая кара — лишение “прав”. Один из служивых достал бланк протокола и пригласил Сергея в патрульное авто для его заполнения. В итоге дружеские посиделки закончились необходимостью идти в суд и отказаться от руля на неопределенный срок. Стоит, правда, оговориться, что служивые все-таки предложили разойтись полюбовно, но уверенного в своей правоте Сергея такой вариант категорически не устраивал.

Где искать правды, наш герой не знал. Несмотря на наличие свидетелей своей правоты, молодому человеку в скором времени предстоит разбираться с служителями Фемиды, а они, как известно, уже получили негласное указание как можно строже относиться к выпивохам — план же выполнять все-таки надо... Выходит, справедливости добиться невозможно? Как оказалось, нет. Если вы не согласны с вынесенным решением, то в течение 10 дней можете подать жалобу на имя начальника отделения ГАИ, сотрудники которого вас обидели. Но исход тяжбы гарантировать сложно. Если же связываться с районным отделом вы не желаете, считая, например, поголовно всех сотрудников “оборотнями” (к счастью, это пока не так), то ваше заявление рассмотрят и в УГИБДД Москвы, хотя благополучный исход дела и здесь зависит от очень многих обстоятельств (в большой степени от того, насколько правомочны ваши претензии). Правда, не желая возиться с рассерженными гражданами, районные отделы зачастую отказываются принимать заявления, отправляя всех либо в Управление, либо в суд. Чтобы не попасть в такую ситуацию, нужно просто хорошо знать свои права и обязанности должностных лиц. Но поскольку все юридические тонкости простому обывателю досконально не известны, то сто первый честный способ отъема денег у населения работает как часы. Обжаловать можно все, что угодно, и сколько угодно раз, были бы деньги, но вот справедливости все равно добиться, скорее всего, будет сложно. Как известно, русский народ сора из избы выносить не любит, а уж что касается силовых ведомств, то признание своей неправоты для них равносильно признанию в коррупции.