Ноябрьское дефиле

На праздничной демонстрации 7 ноября 1924 года (то есть ровно 80 лет назад) в колонне автомобильного завода АМО прошли десять новеньких грузовиков АМО-Ф15. Машины красного цвета публика встретила с восторгом. В них видели начало русской автомобильной промышленности молодой республики Советов. Машины были целиком сделаны в нашей стране.

На праздничной демонстрации 7 ноября 1924 года (то есть ровно 80 лет назад) в колонне автомобильного завода АМО прошли десять новеньких грузовиков АМО-Ф15.

Машины красного цвета публика встретила с восторгом. В них видели начало русской автомобильной промышленности молодой республики Советов. Машины были целиком сделаны в нашей стране. Об этом говорили буквы на эмблеме, на колесных колпаках, картере двигателя, клапанной крышке, коробке передач. К выпуску этих грузовиков, АМО-Ф15, приступили в первом квартале 1924 года. Завод заложили в октябре 1916 года для выпуска грузовиков ФИАТ-15-Тер образца 1915 года. Поэтому первая модель завода АМО называлась Ф15, то есть ФИАТ 15-го года.

В 1917—1918 годах на АМО шла сборка грузовиков из деталей, поступавших из Италии. В общей сложности их собрали полторы тысячи. А первые машины собственного производства АМО выпустил только в ноябре 1924 года. Они не были ни российскими, ни советскими первенцами. Достаточно вспомнить, что Русско-Балтийский завод с 1909 по 1918 год построил 623 автомобиля шести разных моделей. Не забудем также мелкосерийный выпуск автомобилей в 1896—1913 годах фабриками «Фрезе», «Аксай», «Дукс», «Лесснер» и «Пузырев». Вспомним, что первые советские автомобили увидели свет в 1922 году, когда завод БТАЗ №1 в Филях («Новый Руссо-Балт») сделал пять легковых машин типа С24/40. Но несмотря на эти факты, первая десятка АМО-Ф15 воспринималась как грандиозное событие.

Первый АМО-Ф15 собрали утром 1 ноября. Во время первой пробной поездки произошел конфуз. На ходу сломался шаровой палец рулевой тяги. Автомобиль отбуксировали на завод, после молниеносного анализа нашли причину поломки и исправили дефект. К утру 7 ноября была готова вся первая десятка. Головную машину на демонстрации вел главный конструктор и главный инженер АМО Владимир Иванович Ципулин. На его плечи легла переработка полученных от ФИАТа чертежей, проектирование технологической оснастки и изготовление недостающих чертежей по двум бережно сохранявшимся на АМО эталонным образцам ФИАТ. Что требовалось перерабатывать в чертежах итальянской фирмы? Она работала уже по метрической системе размеров, а большинство станков на АМО оставались ориентированы на дюймовую. Таким образом, Ципулину пришлось возвращаться к устаревшей системе. Но Ципулин и переработал «фиатовскую» конструкцию. Вместо колес с деревянными спицами он применил стальные штампованные, уменьшил диаметр маховика, переработал конструкцию механизма сцепления. Машины из первой десятки можно условно назвать грузовиками первой серии. Внешне они выделялись характерной формой радиатора — как у ФИАТа. Мелкосерийное производство началось в 1925 году. Тогда машины получили новый, угловатой формы радиатор увеличенной емкости. Ципулин сделал это для того, чтобы машина при движении по российской грязи и на затяжных подъемах не испытывала перегрев мотора. В 1927—1928 годах

АМО-Ф15 имели уже кабины не с брезентовым верхом, а с жесткими крышей, задней стенкой и боковинами. Бензобак на машине уже не размещался над коленями водителя, а переместился под его сиденье. Это были машины второй серии. В 1929—1931 годах сухое шестидисковое сцепление уступило место многодисковому, в масляной ванне. Рычаги переключения передач и тормоза, которые прежде находились за правым бортом кабины, переместились внутрь нее. Автомобиль получил электрические стартер, звуковой сигнал и фары (до 1929 года — ацетиленовые). Это уже были автомобили третьей серии.

За семь лет производства конструкция двигателя оставалась неизменной: 4-цилиндровый мотор рабочим объемом 4,4 л и мощностью 35 л.с. Машина развивала скорость до 50 км/ч и могла перевозить полторы тонны груза. Автомобили АМО-Ф15 были фактически единственными, выпускаемыми в те годы в нашей стране серийно. До 1931 года из ворот завода АМО вышло более шести тысяч машин модели Ф15. Но стране требовались не только грузовики. Поэтому на шасси модели Ф15 в 1926 году начали выпуск карет «скорой помощи» сначала с примитивным кузовом типа «фургон», а затем, с 1927 года, с более благообразным. В период 1926—1927 годов АМО стал выпускать малыми партиями автобусы с одной или двумя дверями в правом борту. На базе автобуса затем построили небольшую партию фургонов для перевозки почты. Для обслуживания комсостава Красной Армии в 1927 году АМО выпустил десять семиместных легковых автомобилей с открытым кузовом. Особо нужно сказать о противопожарных машинах. Спрос на них был очень велик — в большинстве наших городов преобладали деревянные здания, и пожары случались очень часто. На шасси грузовика Ф15 с 1927 года АМО выпускал противопожарную модификацию: с лестницей, катушкой для пожарного шланга и сиденьем в виде линейки, где расчет сидел спина к спине, боком к движению.

Производство автомобилей на АМО по своим масштабам не удовлетворяло запросы народного хозяйства. В 1931—1933 годах прошла реконструкция предприятия, после которой оно смогло выпускать уже по 25 000 автомобилей в год. В начале 1928 года, когда собрали тысячный АМО-Ф15, на обложке журнала «За рулем» №1 был помещен снимок этого автомобиля с лозунгом: «От тысячи к миллиону». В конце 1939 года миллионный советский автомобиль сошел с конвейера.