Не расслабляться!

Сыщики уверены, что в угонах автотранспорта на 60—80 процентов виноваты сами владельцы машин. Господа жалеют денег на хорошую сигнализацию, бросают свои авто на неохраняемых стоянках и в итоге становятся жертвами бандитов. Прямо скажем, мнение служивых более чем спорно. Хотя доля правды в их словах имеется...

Сыщики уверены, что в угонах автотранспорта на 60—80 процентов виноваты сами владельцы машин. Господа жалеют денег на хорошую сигнализацию, бросают свои авто на неохраняемых стоянках и в итоге становятся жертвами бандитов. Прямо скажем, мнение служивых более чем спорно. Хотя доля правды в их словах имеется...


Седьмого ноября Светлана на своей Toyota RАV4 приехала на загородную дачу друзей в Подмосковье. Компания собралась веселая и многочисленная. Светлана, как водится, прибыла самой последней. Внутри дачного периметра для RАV4 места не нашлось, и автомобиль остался ночевать за калиткой рядом с въездными воротами. Девушка еще не успела выйти из машины, как ее окружили подружки и с ходу предложили глотнуть шампанского «из горла». Короче, веселуха началась в прямом смысле с колес и закончилась под утро. К полудню следующего народ постепенно стал пробуждаться, похмеляться, а у кого-то хватило сил на легкую прогулочку. Вот тут по всему дружному коллективу волной прокатилась весть о пропавшем RАV4. Разом все протрезвели, проверили свои авто и принялись успокаивать расстроенную Светлану.

Анализ событий минувшего дня выявил: в момент дружеской попойки девушка два или три раза ходила к RАV4 то за сигаретами, то за фотографиями. Вспомнить точно, ставила она машину на сигнализацию или нет, когда в последний раз навещала свой джипчик, Светлана так и не смогла. Не смогли отыскать и сумочку с документами и ключами от пропавшего автомобиля. И все сводилось к тому, что женщина оставила ее в RАV4 еще в самом начале своего визита. Здесь уже Светлана «завелась», и посыпались обвинения в адрес подружек, дескать, они во всем виноваты, «не дали из машины вылезти, шампанское в горло стали лить». Но это все нервы. Факт же остается фактом: практически всю ночь RАV4 стоял открытым, без сигнализации, да еще с ключами и документами. И виновата в этом сама хозяйка, однозначно. И если кто в ее поведении не увидит халатного отношения к собственности — ваше право. Угонщики таких любят.

Хорошо, не изнасиловали

Вечером десятого ноября две подружки, Аня и Зоя, скучали. Выходные закончились, бойфренды «отчалили» по домам отсыпаться — завтра на работу. Девчонки же, мыслями о добыче хлеба насущного необремененные, решили развлечься и покататься по ночной Москве. На такси денег не оказалось, да и опасно это. Тогда Анюта предложила взять, так сказать, напрокат «девятку» своего папы. Предки Анны гуляли в ресторане на чьем-то дне рождения, и проблем с добычей ключей от машины не возникло. Автомобиль же стоял под окнами квартиры.

К слову, «прав» не было ни у одной из амазонок. Правда, Зоя сейчас учится в автошколе, поэтому смело села за руль. Двигатель запустила довольно быстро, а вот тронуться с места смогла лишь с пятого или шестого раза. Чертыхаясь и перегазовывая, дамы все-таки смогли вывести машину из плотного кольца припаркованных во дворе автомобилей. На тот момент стрелки часов ползли по полю первого часа ночи. И все равно нашлись люди, с интересом наблюдавшие, как девчонки резвятся на «девятке».

Проехав пару кварталов, девушки остановились на обочине. Закурили. Вдруг водительская и пассажирская двери распахиваются, в салон тянутся четыре мужские руки и цинично хватают девчонок за волосы. В следующий миг дамочки валяются на асфальте, вдыхая выхлопы с визгом тронувшейся с места «девятки». Кстати, подружкам по 20 лет, и говорить о проявленной ими тинейджерской бестолковости как-то даже неудобно. Налицо наглядный пример халатного отношения не только к собственности, но и к личной безопасности. Бандюки могли ведь не только машину забрать, а по башке врезать или еще что-нибудь нехорошее сотворить. Папа Анюты так и прокомментировал выходку дочери — «хорошо, не изнасиловали».

«Откопали»

25 октября в подмосковном поселке Сырьево, что в Наро-Фоминском районе, от частного дома угнали Lexus LX 470. Похищение произошло в тот момент, когда в начале восьмого утра отец семейства снял Lexus с охраны, вывел его из гаража и буквально на пару минут оставил у ворот. И кто же мог предположить, что угонщики специально выжидали именно этот момент, зная, что хозяин именно на эти две минуты (как правило, каждое утро) оставляет автомобиль без охраны, с ключами, вставленными в замок зажигания, документами, а главное — с индивидуальной меткой владельца, нейтрализующей противоугонную систему. Халатность? Бесспорно. Хотя есть нюанс: Lexus LX 470 помимо обычной сигнализации был еще начинен спутниковой системой слежения. Так что говорить о патологической беспечности хозяина автомобиля некорректно.

Но как бы там ни было, Lexus по горячим следам обнаружить не удалось. Воры оказались специалистами своего дела и сумели создать своеобразный защитный экран похищенному автомобилю. Диспетчер центра слежения попытался дистанционно заблокировать двигатель внедорожника, но получил сигнал о непрохождении команды. Казалось, ситуация безнадежна, тем не менее автомобиль не стали снимать с автоматического поиска.

И 3 ноября в 10 часов утра на пульт дежурного оператора спутникового слежения пришел сигнал от пропавшего Lexus LX 470. Автомобиль находился в районе Можайского шоссе. Надо ли говорить, что на поиск машины бросился не один десяток человек.

В 14 часов 30 минут того же дня Lexus обнаружили в подземном гараже одного из домов по Можайскому шоссе. Преступники успели поменять госномера, снять заднюю накладку со спинки водительского кресла и, демонтировав мелкие детали, попытались изменить внешние признаки украденной ими машины. Однако это не помешало оперативным службам правильно идентифицировать джип. Что же касается отключения спутниковой противоугонной системы и ее включения по прошествии девяти дней, то здесь версий несколько, но пока ни одна не получила стопроцентного подтверждения, ведь бандитов, укравших авто, еще не поймали. И тут самое время опять вспомнить о халатности. Теперь уж — милицейской.