Ни дать ни взять

Около месяца длился судебный процесс над Ильдаром Бичаровым, которого сотрудники столичного ОБЭП обвинили в даче взятки труженикам полосатого жезла. На первый взгляд — дело простое, поскольку доказательства «вины» молодого человека были собраны с нарушениями закона, а значит, вообще не могли рассматриваться в суде. Однако суд признал водителя Бичарова виновным и приговорил к двум годам лишения свободы условно.

Около месяца длился судебный процесс над Ильдаром Бичаровым, которого сотрудники столичного ОБЭП обвинили в даче взятки труженикам полосатого жезла. На первый взгляд — дело простое, поскольку доказательства «вины» молодого человека были собраны с нарушениями закона, а значит, вообще не могли рассматриваться в суде. Однако суд признал водителя Бичарова виновным и приговорил к двум годам лишения свободы условно.

Напомним суть произошедшего. Вечером 9 августа москвич Ильдар Бичаров на вазовской «девятке» нарушил ПДД: решил не стоять в длинной «пробке» на Минской улице и повернул через две сплошные линии разметки на улицу Герасима Курина.

— На Минской улице всегда трудно с движением, — рассказывает «МКмобилю» осужденный. — Инспекторов ГАИ, разруливающих затор, вы там никогда не увидите. Они обычно сидят неподалеку в засаде. Через несколько сот метров меня остановил патруль, инспектор взял водительское удостоверение и предложил пересесть в служебную машину. В течение получаса люди в форме запугивали меня историями о лишении «прав» и прочим. Я им что-то отвечал. Как позже выяснилось, наша беседа записывалась на диктофон...

Именно эта аудиозапись, в которой г-н Бичаров предлагает стражам дорожного порядка мзду, и стала главным козырем обвинителей. Впрочем, трактовать слова Ильдара можно по-разному. Дословно он сказал следующее: «Я слышал, что штрафы можно оплачивать на месте нарушения... Могу ли я это сделать?» После сей фразы инспектор ГАИ Западного округа Михаил Захаров дал обэповцам понять, что клиент «созрел». Второй сотрудник ДПС Сергей Сивалкин морально подготавливал жертву, дескать, за такие слова, дорогой товарищ, можно, чего доброго, срок схлопотать. Как в воду глядел!

Повязали Ильдара за считанные секунды. При себе у нарушителя было 930 рублей, которые силовики и назвали взяткой. На этом моменте остановимся чуть подробнее. Бичаров инспекторам не предлагал и тем более не передавал деньги за то, чтобы они не составляли протокол. Он всего лишь задал вопрос, можно ли понести наказание, не отходя, как говорится, от кассы. Что же касается 930 рублей, то их Ильдар из соображений сохранности забрал из «бардачка» своей машины, но не убрал в кошелек, а держал в руках. Протокол гаишники составляли полчаса. Ничего странного в том, что молодой человек минут через пять-семь положил купюры рядом с собой на сиденье, где, к слову сказать, лежал паспорт, вроде бы нет. Но бойцы ОБЭПа отобразили сей факт в документах о задержании в довольно странном варианте. По версии обвинения, 930 злополучных рублей г-н Бичаров подоткнул под подлокотник водительского сиденья — а значит, на милицейском языке, попытался всучить инспектору деньги. Стали проводить следственный эксперимент, и выяснилась пикантная подробность: показания инспекторов ДПС не стыкуются с показаниями проводивших задержание обэповцев — неувязочки как в логике, так и в законах физики. Факт извращения событий был налицо, но следователь, не мудрствуя лукаво, предложил сотрудникам правоохранительных органов переписать свои показания, чтобы в суде было все чин чинарем.

А вы говорите — закон...

Адвокат подсудимого Михаил Маров считает, что были допущены большие нарушения не только во время следственных действий, но и на первоначальном этапе — при сборе доказательств.

Впрочем, у служителя Фемиды Дорогомиловского суда Натальи Графской собственные взгляды и на водительско-гаишную жизнь, и на российские законы. Нарушение процессуальных норм не помешало ей приговорить Ильдара Бичарова к двум годам лишения свободы условно. Обвинение настаивало на восьми годах заключения в колонии общего режима, но г-жа Графская приняла во внимание, что водитель ранее не был судим и что у него на иждивении находятся жена и двое детей.

— Я считаю себя виновным только в одном — в нарушении правил разметки, — заявил Бичаров после оглашения вердикта. — Взятку не давал и нести наказание за то, чего не совершал, не собираюсь. Буду опротестовывать решение госпожи Графской в Мосгорсуде.

По словам тех, кто присутствовал на процессе, свою благосклонность к людям в погонах Наталья Петровна не скрывала. Что касается Бичарова и его адвоката, то чувства к ним у судьи были прямо противоположные. Однако не только подсудимых и адвокатов не жаловала служительница Фемиды — и журналисты для нее чуть ли не враги.

— Вы здесь никто, — заявила нам Наталья Петровна и приказала судебному исполнителю закрыть перед журналистами дверь. Формально процесс был объявлен открытым, однако для кого он открыт — осталось загадкой. Ни на одно заседание журналистов не пустили. Официальная версия — нехватка мест, хотя просторный зал храма правосудия легко мог уместить не то что кучку сотрудников СМИ, а роту солдат.

Но оставим судебную систему в покое, ведь подобные примеры, увы, не единичны. Вернемся к нарушению, за которое Ильдар Бичаров хотел расплатиться на месте. Он совершил поворот налево через двойную «сплошную». Правила дорожного движения запрещают такой маневр, а равно и разворот через сплошные линии разметки. За это деяние предусмотрено наказание по статье 12.14 часть 2 КоАП РФ — 50 рублей. Вместе с тем Кодекс позволяет (абсолютно легально!) заплатить штраф до 1 МРОТ (100 рублей) на месте выявления административного правонарушения. Получается, что вопрос Бичарова был вполне резонным. Однако ушлые инспектора обвинили Ильдара по статье 12.15 часть 3 «Выезд на полосу встречного движения...», за что предусмотрены совсем иные санкции — от 300 до 500 рублей штрафа или лишение «прав» на срок 2—4 месяца.

Статья для «развода»

Однако как точно определить, что есть выезд на «встречку»? В понимании поголовного большинства инспекторов выезд на встречную полосу — это не что иное, как пересечение двух сплошных линий разметки. Исходя из этого определения сотрудники ГАИ «подводят под монастырь» всех водителей, кто так или иначе пересек разметку. Но не всякий водитель, очутившийся на «встречке» (как это ни парадоксально звучит), совершил выезд на полосу встречного движения. Под статью 12.15 часть 3 подпадают лишь нарушители, двигающиеся в лоб встречному потоку, но не поворачивающие или разворачивающиеся. Этой нечеткостью ПДД и КоАП успешно пользуются сотрудники ГИБДД, всеми правдами и неправдами «разводящие» водителей на деньги или, как в деле Бичарова, подставляющие автомобилистов под удар ОБЭП. Если повернул (развернулся), значит, оказался на встречной полосе — и баста. Что же касается попыток расплатиться на месте, то за них в этом году уже поплатилось около 300 водителей.

Итак, три сотни водителей получили условную судимость, а что же доблестные гаишники — из них кто-нибудь сел за решетку или был хотя бы условно осужден за взятки? Нет. И хотя министр внутренних дел Рашид Нургалиев сообщил, что в этом году выявлено аж 265 провинившихся сотрудников автоинспекции, почти никто до сих пор не получил обвинительного приговора. Исключение составляют несколько служивых столичной ГАИ, которые, впрочем, к тривиальным взяткам на дороге отношения не имеют.

Иными словами, под следствием ходят лишь явно криминализированные гаишные чины, а «рядовые» мздоимцы, коих и подсчитать-то невозможно, отделываются либо строгими выговорами (и остаются служить), либо, при худших для них раскладах, увольнением из структуры. То есть вопросы решаются по-тихому, междусобойчиком — во многом благодаря так называемым контрольно-профилактическим отделам службы, выявляющим коллег-взяточников, но никак не наказывающим их с точки зрения закона (уголовные дела не возбуждаются, как в случаях с водителями-взяткодателями). Господа, а как же принцип, заложенный в Конституции, — перед законом все равны? Получается, что гаишники стоят чуточку выше основного закона России и на основании этого показательно линчуют водил.

Впрочем, виновник коррупционного скандала, осужденный г-н Бичаров не считает свой процесс показательным. Несколько лет назад в аналогичную ситуацию попал его друг. Он, как и Ильдар, якобы предложил гибэдэдэшникам взятку за несоставление протокола, за что немедленно был сцапан ОБЭПом. Сотрудники этого ведомства посоветовали задержанному не раздувать конфликт и подписать все бумаги, дескать, чистосердечное признание и раскаяние уберегут его от тюремных нар. Испугавшись страшных последствий, бедолага так и сделал, за что «отделался» условной судимостью, сильно подпортившей его дальнейшую жизнь.

Не с теми борются

Методы работы ОБЭПа с годами ничуть не изменились — Бичарову, как и несколько лет назад его товарищу, обэповцы предложили согласиться с обвинением во избежание дальнейших неприятностей. Бичаров не клюнул на эту наживку, нанял адвоката и пустился во все тяжкие. Увы, пока безрезультатно.

Любопытный факт. По странному стечению обстоятельств через неделю после инцидента 9-го августа Ильдар попал в мелкую аварию: в его автомобиль врезался на дорогой иномарке... пьяный обэповец. Сотрудник органов открытым текстом заявил, что платить за причиненный ущерб не будет, поскольку в ГАИ все схвачено и ДТП будет оформлено не в пользу потерпевшего. Ну а если дело дойдет до суда, то обэповец также пообещал решить вопрос положительно... О длине рук московского ОБЭПа можно только догадываться, и то, что простое по своей сути дело о попытке дать взятку закончилось не в пользу обвиняемого, наводит на определенные мысли.

Борьба со взяточничеством доходит до маразма — борются не с теми, кто берет, а с теми, у кого вымогают! Подобными показательными акциями устрашения проблему коррупции в нашей стране не решить никогда, ибо корень зла заложен в самой системе. И власть борется не с проблемой, а с ее последствиями. Помнится, в свое время Борис Грызлов, в бытность свою министром внутренних дел, взялся за чистку милицейского ведомства. Пошли громкие разоблачения, но, как мы видим, мелких мздоимцев меньше в органах не стало. Нынче решили пойти от обратного — за чистоту рядов в правоохранительных органах теперь отвечают рядовые граждане. И смех смехом, но, как нам рассказали сотрудники ГАИ, предлагать взятки после процесса над Бичаровым им стали гораздо реже. И еще парочка таких шумных дел — и автомобилисты перестанут давать «левые» деньги представителям Госавтоинспекции.