Судьба реагента

Первый же серьезный снегопад поставил столицу «на уши»: скорость потока на большинстве магистралей понизилась до 2—3 км/ч. В последующие дни водители с упоением рассказывали своим друзьям, как они добирались из центра до МКАД за три, а то и за четыре часа. Говорят, в этом смысле стала рекордной поездка с Алтуфьевского шоссе к станции метро «Юго-Западная» за 5,5 часов!

Первый же серьезный снегопад поставил столицу «на уши»: скорость потока на большинстве магистралей понизилась до 2—3 км/ч.

В последующие дни водители с упоением рассказывали своим друзьям, как они добирались из центра до МКАД за три, а то и за четыре часа. Говорят, в этом смысле стала рекордной поездка с Алтуфьевского шоссе к станции метро «Юго-Западная» за 5,5 часов!

Однако по всем заявлениям дорожников и коммунальщиков — Москва к зиме готова. И все попытки вашего корреспондента уличить дорожников в нерасторопности вызывали с их стороны бурный протест. Все специалисты, с которыми мне пришлось общаться, в один голос заявляли — если бы не циклон, о котором они заранее и неоднократно предупреждали водителей по телевидению и радио, все бы обошлось без особых проблем. Однако многие сели за руль и понадеялись, как всегда, на авось. Не помогло...

По мнению нашего эксперта, тогда выпало 28 сантиметров снега за 1,5 суток. За весь зимний сезон в столице выпадает 1,2—1,3 метра снежного покрова, отмечает он. С точки зрения специалиста, обработка дорог реагентами в этом году прошла вовремя и дорожникам за их усердие памятник надо ставить. Да, «пробки» были, но все же машины ехали. А вот снегоуборочная техника как раз из-за образовавшихся заторов работать толком не могла. Мешали и кое-как припаркованные авто. Нет, по сравнению с прошлыми годами на центральных улицах стали меньше оставлять автомобилей, считает эксперт. Вероятно, здесь сыграла свою роль угроза эвакуации машин. Однако все переулки вдоль основных магистралей и в переулках в центре столицы забиты транспортом, что по-прежнему осложняет жизнь дорожным службам. Одним словом, во всем как всегда виноваты автовладельцы.

Глаз циклопа

Дорожники же, по их словам, готовы ко всему и «вооружены до зубов» не только реагентами, но и самой передовой техникой. У них даже есть метеолокатор радиусом действия 200 км. Он не только «видит», с какой именно стороны к Москве приближается циклон, но также и его скорость и силу. Если бы прибора не было, работа дорожных служб зимой серьезно осложнилась бы.

На экране монитора хорошо просматривается вся «диспозиция» будущих осадков, что оперативно помогает направлять к местам вероятного снежного «десанта» технику и людей. На экране видно, как к городу с северо-запада приближается снежный заряд. Понятно, что прежде всего реагенты используют на ближайшем к циклону отрезке МКАД, а также на Ленинградском и Волоколамском шоссе. Кстати, город запасся реагентами «под завязку». Причем они разные — для каждой ситуации свой.

— Дело не том, какие реагенты хорошие, а какие — плохие. Изначально вопрос уборки улиц зимой исходил из состояния транспортного потока, — говорит Сергей Гришкин, заместитель гендиректора ГУП «Московские Кольцевые» (в зоне ответственности предприятия — МКАД и Третье транспортное кольцо). — Давайте вспомним конец 80-х — начало 90-х годов, когда в мегаполисе произошел стремительный рост автопарка. На этом рубеже в столице было «прописано» порядка 800 000 машин. Сегодня эта цифра приближается к 3 млн. автомобилей плюс иногородний транспорт. А в ближайшей перспективе количество машин в городе приблизится вплотную к цифре 4—4,5 млн. штук!

Возникновение заторов не обусловлено количеством снега на дорогах. Например, прошел снегопад — пошли «пробки». Но когда осадков нет, «пробки» на магистралях тоже образуются! Дороги, к примеру, летом или осенью чистые, но чтобы доехать из центра города в спальный район водитель иной раз тратит полтора-два часа. Рост автопарка за прошедшие десять лет — более чем четырехкратный. Вот и ответ на вопрос...

— Многие автомобилисты утверждают, что реагенты неприятно пахнут и даже вызывают у них аллергию. Почему так происходит?

— Это как с сахаром в чае. Если вы размешаете пару ложек сахара, напиток не потеряет во вкусе. Но что произойдет с чаем, если в стакане размешать вдвое больше? С дозировкой реагентов то же самое. Необходимо знать норму.

— Когда начали применять реагенты, многие водители критиковали дорожников: то они запаздывают с применением реагентов, то, наоборот, выезжают на спецмашинах слишком рано...

— Проблема эта никогда не может быть решена на все сто, поскольку всегда присутствует субъективный фактор — люди. Я бы не сказал, что в дорожной отрасли сегодня сладко работается — труд тяжелый. К тому же у москвичей эти работы считаются непрестижными. Среди наших дорожных работников доля жителей столицы составляет всего 20%. Обновление кадров происходит постоянно — одни увольняются, другие приходят. Поэтому обучение требует и времени, и определенной практики. Это, увы, данность. В целом за последние три года дорожники научились применять реагенты по погоде, поэтому особых проблем нет.

— Как себя зарекомендовали вмонтированные в дорожное полотно новые системы разбрызгивания реагентов, к примеру, на МКАД?

— Эти системы предназначены для разбрызгивания реагентов на затяжных спусках, подъемах, эстакадах, в зонах ТЭЦ, где от пара есть высокая вероятность возникновения гололедицы.

Специально подчеркну, система эта эффективна до начала снегопада. Почему пошли на ее внедрение? Дело в том, что в последние годы скачки температур происходят довольно быстро — за каких-нибудь 40—50 минут. Полноценно обработать все опасные участки дорог с помощью спецавтомобиля (учитывая постоянные заторы на дорогах) за такой короткий промежуток времени практически невозможно. Кроме того, на опасных участках в холода также образуются приличные «пробки» — водители осторожничают. Поэтому кроме «умных» систем на таких точках мы также расставляем ящики с обычной гранитной крошкой.

Каждой дороге — свою химию

Особенности обработки кольцевых магистралей реагентами заключаются в том, что там более высокий скоростной режим по сравнению с другими городскими дорогами. На МКАД — 100 км/ч, на Третьем транспортном кольце скорость хотя и ограничена 60 км/ч, но реально поток идет куда быстрее. У МКАД есть и другие нюансы. Например, расстояние между развязками на внешней Кольцевой намного больше, чем на ТТК. Поэтому возникновение «пробок» там более стремительное и с более серьезными последствиями. Например, на ТТК до ближайшей развязки — не более километра. Если тут возникает «пробка», многие от нее «убегают» через радиальные магистрали.

Когда же водитель попал в «пробку» на МКАД — считай, попал в «трубу» — пока он не доедет до ближайшей развязки, до которой десять, а то и пятнадцать километров, отклониться от маршрута невозможно. Поэтому здесь применяется более эффективный материал — ХКНМ. Он состоит из частиц твердого хлористого кальция и натрия. Этот реагент более особенно эффективен при низких температурах. По мнению Гришкина, в межсезонье — октябрь — начало ноября и конец марта — начало апреля — лучше всего применять 10—20%-ые солевые натриевые растворы, чтобы поддерживать необходимый коэффициент сцепления колес с дорогой. А в зимний период использовать технологию смешанных солей — хлористого кальция и хлористого натрия. Они требуют меньшего расхода, следовательно, меньше и нагрузка на экологию столицы.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Петр СОЛОМКО, президент Московской ассоциации организаций химического комплекса:

— Что нового в этом году? Мы усовершенствовали специальную присадку к реагенту ХКМ — ингибитор коррозии, который не позволяет ржаветь кузову автомобиля. Вместе с дорожниками отработали правильную дозировку этого реагента: на дорогах, если водители заметили, пропали лужи из химиката, которые можно было наблюдать еще прошлой зимой. Теперь реагент разбрызгивается с помощью специальной компьютерной системы, установленной в кабине водителя автоцистерны. В зависимости от погодных условий и от количества снега водитель-оператор нажатием кнопки запускает ту или иную программу по разбрызгиванию на дорогу этого химсоединения. Система помогает экономить и одновременно более точно контролирует расход реагента.

Что касается твердых соединений, то здесь по-прежнему лидирует хлористый кальций. В этом году его завезли почти 140 000 тонн. Кроме того, для очистки улиц мы использовали формиат калия. Его применяют около остановок общественного транспорта, в подземных переходах и на подходах к станциям метро. В этом году мы также применяем новый химпрепарат — ХКМН. Если прошлой зимой его использовали экспериментально, то в этом он получил постоянное применение. Чем он хорош? Тем, что более активно борется со снежными осадками, поэтому этот реагент используется вместо гранитной крошки на опасных участках — на эстакадах, подъемах и спусках. Сегодня на дорогах столицы определены более 400 точек, где складирован ХКНМ. Как только начинает подмораживать, дорожники разбрасывают реагент, в том числе и вручную, — есть точки, куда подъехать на машине из-за «пробок» невозможно. Этот реагент мы применяем как стратегический резерв при серьезных морозах.