Мы все недаром больны «Дакаром»!

После двух с лишним недель нечеловеческих условий раллисты получили по заслугам от организаторов, встретились с родными и близкими, всласть выспались на настоящих кроватях! Ну а потом — праздничные гастроли. Российские победители из команды «КамАЗ-Мастер» после приема в родном Татарстане ненадолго улетели в Москву. За эти два дня, пока мы общались с гонщиками, не оставляло впечатление, что отдыхать они себе не позволяют. Настоящие профи: улыбаются в объективы телекамер, а меж тем думают о будущем!

После двух с лишним недель нечеловеческих условий раллисты получили по заслугам от организаторов, встретились с родными и близкими, всласть выспались на настоящих кроватях! Ну а потом — праздничные гастроли. Российские победители из команды «КамАЗ-Мастер» после приема в родном Татарстане ненадолго улетели в Москву. За эти два дня, пока мы общались с гонщиками, не оставляло впечатление, что отдыхать они себе не позволяют. Настоящие профи: улыбаются в объективы телекамер, а меж тем думают о будущем!

...А рано утром 30 января по лентам информагентств прошло тревожное сообщение: дескать, караван российских грузовиков попал в «пробку» на заснеженной дороге на французско-испанской границе. Это произошло за несколько часов до закрытия технической комиссии. «Российские машины опоздают на старт!» Бодрое заявление зарубежных коллег потрясло своей наглостью. Понятно, что конкуренты россиян в душе порадовались нелепому поражению гегемона. А получилось все наоборот: «КамАЗ-Мастер» добрался до Лиссабона в срок, а главный конкурент — команда DAF, за которую выступают нидерландские пилоты отец и сын Де Рой, — на старт допущена не была. Согласно регламенту, машин, подобных раллийным, в мире должно быть выпущено не менее 15 единиц. Этот пункт голландцы и нарушили.

Вера в высшие силы особенно сильна у гонщиков. Камазовцы, например, абсолютно не скрывают этого. Мама Фирдауса Кабирова традиционно перед отъездом сына зашивает в его одежду строки из Корана. Пресс-секретарь ставит в церкви свечи, а Семен Якубов, как он выразился сам, разговаривает с богом. Суеверия — вообще отдельная тема. Ну чем объяснить перелом ноги немецкой мотогонщицы, если роковая авария произошла с ней на 13-м километре 13-го этапа ралли, да еще и в полнолуние? А ветеран «Дакара» француз Андре Дессуд вспоминает, как судьба свела его с шаманом африканского племени. «Шаман написал мне письмо, из которого я понял, что случилось что-то совсем скверное. Народ в отчаянии, кто-то плачет, а кто-то готовится к смерти. На вопрос «что случилось?» шаман сказал, что умер мул, работавший на водокачке. Я срочно вылетел в Африку и купил другое животное долларов за пятьсот. Через год по стечению обстоятельств мы опять попали в эту деревню, и вдруг что-то сломалось в машине. Не успел я сообразить, что произошло, как увидел: нам навстречу идет этот самый шаман. «Я узнал, что вам плохо, и спешу на помощь», — сказал африканец. Откуда он мог знать это?»

Гонка «Дакар» связана с колоссальной опасностью. Практически каждый год она уносит человеческие жизни. Гонщик Энди Колдекотт и вовсе не должен был ехать: ранее он сильно покалечился на этом рейде. Когда команда KTM предложила ему заменить травмированного партнера, решение — ехать или нет — было принято на семейном совете. Супруга не высказалась против. Но если бы она знала, что этап в Сахаре станет для ее мужа роковым... Другие жертвы «Дакара» — двое африканских мальчишек, сбитых джипами в Гвинее и Сенегале. В мире после этого высказывались за запрет «Дакара». Но мало кто знает, что дети стали жертвами собственной шалости! Много лет подряд у местных существует опасная игра: кто ближе перебежит перед приближающейся машиной! Оргкомитет «Дакара» в вежливой форме предложил литовскому экипажу, сбившему ребенка, сойти с трассы. «У нас нет другого выхода», — отреагировали гонщики, ставшие убийцами не по своей вине. Кстати, на нынешнем «Дакаре» стало ясно, что послужило причиной ухода титульного спонсора — одной из крупнейших телефонных компаний. Спонсор не захотел подписываться под проектом, в котором гибнут чемпионы. В данном случае речь идет об итальянском мотогонщике Фабрицио Меони. Мы привыкли называть данное ралли «Париж — Дакар». Но в столице Франции оно вряд ли в ближайшее время стартует. Взрыв бомбы на старте соревнования — лучшая реклама исламским фундаменталистам.


ИЗ ПЕРВЫХ РУК

На вопросы «МКмобиля» отвечает директор «КамАЗ-Мастер» Семен Якубов:

— Семен Семенович, вы со своей стороны в душе не порадовались этому решению? DAF уже сколько лет подряд пытается убрать вас с дороги всяческими методами, подчас и не очень честными.

— Мы, напротив, расстроились. Потому что лишились конкурента. Пусть они говорят все что угодно, но ведь приятнее побить их в честной борьбе, а не в закулисье.

— Но без конкурента все равно не обошлось...

— Именно. MAN нидерландца Стейси попортил нервы и заставил ехать быстрее. На самом деле Ханс — более опытный пилот, чем тот же младший Де Рой: он накатал тысячи миль по бездорожью.

— Говорят, у вас сложились нормальные отношения...

— Вполне. Мы даже друг другу помогали советами и делами. Такое приветствуется.

— Могли бы вы как штурман прокомментировать новые моменты в регламенте?

— Мне лично без системы GPS было гораздо лучше. Даже интереснее ехать по легенде!

— После прибытия команда всегда восстанавливает силы...

— Лично я лежал два или три дня дома с высокой температурой.

— Это что, смена климата?

— Нет, просто реакция организма. Теперь чувствую себя хорошо.


На вопросы «МКмобиля» отвечает чемпион «Дакара-2006» в классе грузовиков Владимир ЧАГИН:

— Каково ощущать себя пятикратным победителем «Дакара»? Не ловили себя на амбициозной мысли, что вот еще три раза — и «вечный» рекорд француза Петранселя будет перекрыт?

— Такой откровенной цели не ставлю, потому что это будет сильно мешать. Но рекорд вполне допускаю. Я ведь не собираюсь вешать «коньки» на гвоздь.

И если вы спросите у меня, о чем я думаю сейчас, то отвечу: о «Дакаре-2007».

— Вот так раз... Получается, как могли приближали финиш, по семьям скучали — и опять за старое?

— Это со стороны, наверное, кажется, что все просто. А мы уже теперь, в «мирное время», как мы его называем, начинаем думать о будущей гонке — ведем разговоры о модернизации автомобилей, о планах подготовки как в физическом, так и в техническом плане. Не то чтобы я приехал в Набережные Челны и сразу озаботился будущим. Конечно, отдохнул, выспался и уже потом взялся за работу. Знаете, ощущение сложилось, что на подготовку вечно не хватает одного-единственного дня.

— Нынешние КамАЗы выиграли гонку за счет технических инноваций. Теперь голова болит о...

— …снятии веса. Еще на немного. Вот и вся «революция». На самом деле ничего экстраординарного мы конкурентам не предъявим, ибо технические требования сильно ограничивают. Но в этом году отодвинули один из бензобаков назад. Казалось бы, это мало на что должно влиять. Но сразу стало ясно, что в африканских условиях грузовик лучше управляется.

— Как прошла встреча дома?

— Было холодно, но нас традиционно встречал весь город. Приятно. Ну, семья — само собой. А изменилось вот что: в этом году марафон прекрасно освещался по телевидению, к тому же по Интернету можно было отслеживать движение каравана в реальном времени через систему Iritrac. И если раньше мне приходилось все разъяснять, теперь мои дети знают, что там творилось, не хуже меня.

— Догадываюсь, что вы первым делом дома устроили: пир из домашних пельменей.

— Конечно, это же святое! После французских мясных консервов. Но по секрету скажу, что пельмени мы и с собой брали. В сервисной машине, в «гостинице» — вы ее отлично помните — есть душ, два крана с водой и холодильник, под завязку забитый едой. В основном пельменями. Это не бахвальство: кто хорошо ест, тот «Дакар» и выигрывает!

— В день отдыха в Нуакшоте вы тоже устроили пиршество. Друзья и конкуренты угощались вашим фирменным пловом. Поделитесь его секретом.

— Главное — это дрова. Не их африканские баобабы, а наша русская березка. Аромат совсем другой. Но мы об этом позаботились, равно как и о казане, который Сергей Решетников берет с собой в ралли не первый сезон. Так что местный был только барашек, а прочие ингредиенты мы взяли из дома.

— То, что вы обязательно вернетесь в Африку, абсолютно ясно. Но не случалось ли так, что на этапе хотелось бросить все к черту?

— Постоянно. Гонишь к финишу, а в уме дни считаешь: осталось семь, шесть, пять... Но к такому ритму настолько привыкаешь, что потом наступает опустошение. Нужно все время ехать и ехать. Знаете, гул в ушах даже в Челнах не проходит. Гул от собственного грузовика, от других моторов, от электрических генераторов. Потом все это проходит, но добрые воспоминания остаются...