Иваны, родство вспоминающие

Размах, аутентичность и историческая достоверность случались редко, и, к сожалению, суть действительно совпадала с названием — следопыты брели по страницам автомобильной истории, находя на просторах Советского Союза еще живые экземпляры, которые вопреки практике уничтожения старались сохранить, поставить на ход, а потом и показать людям.

Размах, аутентичность и историческая достоверность случались редко, и, к сожалению, суть действительно совпадала с названием — следопыты брели по страницам автомобильной истории, находя на просторах Советского Союза еще живые экземпляры, которые вопреки практике уничтожения старались сохранить, поставить на ход, а потом и показать людям.

С появлением Олдтаймер-галереи Ильи Сорокина, а также благодаря высочайшей цене за баррель автомобильная старина приобрела уровень, лоск и респектабельность.

И многие из тех, кто профессионально занимается реставрацией, вышли из подполья и обрели в галерее олдтаймеров площадку для показа блистательных результатов своего тяжкого труда. Но поскольку в нашей нищей стране в отдельно взятом городе у очень узкого круга лиц скопилось невиданно много денег, в столь приличном месте, каким является мероприятие умного Сорокина, стало принято появление новых русских коллекционеров, резко полюбивших дорогую старину, начавших жадно покупать ее за границей и привозить сюда, чтобы хвастаться. Увы, но ряды истинных знатоков, ценителей и умельцев теперь обильно разбавлены теми, кто быстро сориентировался в цене вопроса и, увидев конъюнктуру момента, схватился за модную игру в собирательство раритетов. Но вне зависимости от мотивов пока не утрачено главное: на олдтаймер-галерею привозят действительно ценные машины, большинство из которых в нашей стране никто никогда не видел.

Легковой «Виллис» 1923 года на настоящих деревянных колесах, не имеющий ничего общего с тем самым военным внедорожником, имя которого стерло из памяти все прочие автомобили этой фирмы. Этот «Виллис», как и стоящий на одном стенде «Хадсон» 1923 года, приехали к нам в страну, чтобы сниматься в кино. До этого они снимались в кино у себя дома в Америке, а потом русские люди решили, что на этом можно заработать, и привезли автомобили к нам с намерением сдавать в аренду съемочным группам.

Недавно в кругу знатоков мелькнула новость про ГАЗ-М415. Это пикап на базе «эмки». До сих пор все 415-е в нашей стране считались безнадежно утраченными.

И теперь у Сорокина стояла эта машина в самой начальной стадии реставрации. Еще немного — и только фотографии будут напоминать о том жутком состоянии, в котором ее нашли.

«Москвич-423Н» 1961 года — это первый серийный универсал в нашей стране. Партия и правительство очень пристально приглядывали за советским народом и, подозревая его в корыстных намерениях к обогащению, не разрешали продавать такие автомобили в частные руки. Но изворотливый хозяин этого экземпляра нашел возможность купить «Москвич», вступив в определенные отношения с чиновником из Саратовского исполкома, который получил машину по разнарядке. Вместо Саратова авто попало в Москву, где и стало частным автомобилем — на зависть осведомленным соседям. При этом хозяин пользовался автомобилем в основном для путешествий по стране. Пожалуй, стенд с этим «Москвичом» был самым оригинальным и самым ностальгическим по оформлению, поскольку воспроизводил атмосферу 60-х: рядом с машиной палатка тех лет, инвентарь, радиоприемник «Спидола», бутылка «Столичной» на столике и сам хозяин в синем трикотажном спортивном костюме, сандалиях из кожзама и в кепочке с целлулоидным козырьком. Этакий младший научный сотрудник с книжкой в руках на отдыхе.

Здесь же один из первых самосвалов на шасси грузовика ГАЗ-ММ 1946 года. Кто бы мог подумать, что наше варварство сохранило этот автомобиль. Все-таки хорошо, что страна у нас настолько необъятная, что даже сломать все, что есть, и то не получается.

С инженерной точки зрения способ подъема кузова этого автомобиля граничит между гениальностью и курьезом. Груз прижимает кузов до такого уровня, когда его можно запереть специальным замком. При разгрузке замок отпирался, кузов опрокидывался под тяжестью груза. В транспортное положение кузов возвращается под собственной тяжестью. Машину еще полностью не восстановили, но самое ценное в ней — кузов и система подъема — исправны и комплектны.

На 21-е «Волги» уже как-то не обращают внимания. Мода на возрождение утраченного началась как раз с них, да и сами машины оказались очень живучими и все еще ездят по стране. Но в этом году на выставке были действительно уникальные «Волги» модели 21. «Волга» нашего на все времена любимого Льва Яшина, «Волга» Юрия Гагарина, а кроме того — редчайшая 21-я с гидромеханическим сцеплением, которое многие путают с автоматической коробкой. Вроде бы все знают, что были такие машины, серийно выпускались, но видеть их почти не доводилось. А здесь показали машину, в салоне которой всего две педали.

Неприятным штрихом наших дней стал продавец немецких касок времен Второй мировой войны. С тех пор как мы растоптали систему среднего образования и перестали учить детей истории, в стране появилась отвратительная мода на атрибутику и униформу вермахта и народ считает вполне достойным сувениром в том числе и каску немецкого солдата. Следующий шаг деградации — сувенир из Беслана, пояс шахида на память или топор, которым казнили русского заложника.