Где плавает твой айсберг?

Как вы думаете, когда самый большой плавучий предмет из созданных на тот момент человечеством на полном ходу мчался по Северной Атлантике из Саутгемптона в Нью-Йорк, о чем думали его пассажиры? Понятно, в каютах разных классов — о разном. В первом, надо полагать, мечтали о любви (деньги-то уже есть) и сожалели о бездарно разбазаренном по жизни здоровье. Пассажиры, обосновавшиеся с меньшим комфортом, в свою очередь, оценивали собственные шансы на будущее за океаном.
Как вы думаете, когда самый большой плавучий предмет из созданных на тот момент человечеством на полном ходу мчался по Северной Атлантике из Саутгемптона в Нью-Йорк, о чем думали его пассажиры? Понятно, в каютах разных классов — о разном. В первом, надо полагать, мечтали о любви (деньги-то уже есть) и сожалели о бездарно разбазаренном по жизни здоровье. Пассажиры, обосновавшиеся с меньшим комфортом, в свою очередь, оценивали собственные шансы на будущее за океаном.
И тоже мучились артритами, колитами и расстройством пищеварения. Занимались самоедством ввиду отсутствия четких перспектив. Чем были заняты головы команды, предположить и вовсе не сложно. Эйфория от власти над могучим судном, сулившим доходы и карьерный рост, наверняка переполняла не только офицеров, но и большинство матросов, поваров и стюардов.
А между тем им всем следовало подумать об айсберге. Или хотя бы представить, что ждет их впереди. Не в перспективе, а буквально. К примеру, на расстоянии двух-трех миль. И тогда, возможно, злополучный ледяной остров не вернул бы жизни ее истинный, удивительный, горестный и драматический масштаб.
Если честно, перед тем как я напоролся на беспардонно выезжающую на трассу с дворовой территории Audi 100, об айсберге, хоть на дороге и был лед, я тоже не думал. После изучения одного из ведущих глянцевых мужских журналов (далее — издание) передо мной витал размытый образ современника — соседа по потоку из свежей иномарки. Образ убиваемого работой человека, влекомого всеми печатными средствами к метросексуализму (что дорого, но, вероятно, и неплохо) и готовящегося во всеоружии встретить неизбежную (по версии издания) аденому простаты. Когда намерения водителя Audi 100 реализовались в чудовищном по своей авантюрной сути маневре, между нами было метров 20. Интересно, что изучение жизнеописаний святых, на которые, если честно, мною возлагались некоторые надежды, в данном случае не внесло никакой ясности.
Жизнь половозрелого самца в мегаполисе, как становится понятно из издания, проста и уныла. Краткий миг от эрекции до эякуляции с перерывами на бизнес-ланч, фитнес и «вечерний пиво». И вдруг — удар, вспышка, разбитая «скула» Audi 100...
А дальше — никаких эмоций и полное опустошение. Может, это и есть первые симптомы той самой неизбежной «аденомы»? Где, спрашивается, ночевали основы пилотирования авто на льду? А у меня, между прочим, дома на стене диплом об окончании школы водительского мастерства «Audi quattro»! На уроках звезд с неба не хватал, но усвоил, что перед маневром следует притормозить, чуть выждать, когда полностью загрузится передняя ось, и затем, коротко отработав рулем, добавить газу. Куда там!
Можно постоянно контролировать свой вес и давление, следить за ногтями, волосами, кожей. Использовать, наконец, при необходимости неброскую мужскую косметику. В конце концов, можно не переставая думать о готовящемся где-то впереди «западло» (в виде того же айсберга). Но, предотвращая столкновение, никогда — никогда в жизни! — не стоит исступленно давить на тормоз до хруста педали и круто выворачивать руль! На скользкой дороге машина пойдет только прямо... И никуда больше.