Жизнь на помойке

Жаль, что не прочтет этой заметки тот моральный урод на грязной «десятке», что, практически не сбавляя скорости и не стесняясь соседей по потоку, выбросил из салона на трассу Москва—Дубна два здоровенных пакета с отходами.

Жаль, что не прочтет этой заметки тот моральный урод на грязной «десятке», что, практически не сбавляя скорости и не стесняясь соседей по потоку, выбросил из салона на трассу Москва—Дубна два здоровенных пакета с отходами.
А то бы узнал, что, на мой взгляд, зафиксированные в его паспорте ФИО — туфта полная. А зовется он просто — Хам. Оголтелый и дурно пахнущий. Потому как, судя по всему, ндравится мужику жить в помоях. И что толку, если на дачном его участке травинка к травинке прибраны, а на ухоженных дорожках не валяется окурков? Ведь превращая дороги в мусорные полигоны, он сам же регулярно в них и вываливается. Хотя, думаю, и в доме его несвежо и пованивает. Потому как не может чистоплотный хозяин гадить на подъездных к своему дому путях — нет-нет да и занесешь собственное говно в собственную усадьбу с улицы. И детей своих, и благоверную в нем обязательно вымажешь.
Увы, но подобных помойных семейств в отечестве нашем все прибавляется, если судить хотя бы по российским направлениям. Пяти метров не проехать по дороге любого значения, чтобы не нарваться на выброшенные бутылки, бычки, обертки, остатки еды, тряпки и другую гадость. «Поднявшееся» до собственных дачных домиков—домин—дворцов быдло гадит, не отъехав от участков и десятка метров.
И с гордостью учит отпрысков: это, мол, наша родина. И сыто рыгает...