Дедовщина

Горстке фанатов снегоходных путешествий надоело быть циничными взрослыми, категорично отвергающими существование Деда Мороза и Санта-Клауса. Но чтобы самих себя убедить в том, что на земле еще есть место новогодней сказке, друзья решили совершить путешествие на сноубайках от одного дедули к другому. О всех перипетиях экстремального вояжа нам поведал один из его участников Виталий АБРАМОВ.

Горстке фанатов снегоходных путешествий надоело быть циничными взрослыми, категорично отвергающими существование Деда Мороза и Санта-Клауса. Но чтобы самих себя убедить в том, что на земле еще есть место новогодней сказке, друзья решили совершить путешествие на сноубайках от одного дедули к другому. О всех перипетиях экстремального вояжа нам поведал один из его участников Виталий АБРАМОВ.

Кому первому пришло в голову проехать на снегоходах от Великого Устюга за Полярный круг, в Финляндию, я, честно говоря, не помню. Но идея показалась «зачетной» и очень романтичной: передать новогоднее поздравление российского Деда Мороза финскому Санта-Клаусу — это, согласитесь, действительно круто. Маршрут проложили следующий: от Великого Устюга к замерзшему руслу Северной Двины, по нему до Архангельска, затем берегом Белого моря мимо Северодвинска и Онеги. По зимникам и лесовозным дорогам должны были добраться до Надвоиц. Далее Ледмозеро, Костомукша, Калевала, Тунгозеро, Тухкала — и вот вам граница с Финляндией. А там уже подготовленные снегоходные трассы с указателями, по которым и без карты можно добраться не только в окрестности Рованиеми, но и в любой другой уголок Лапландии. Так мы, во всяком случае, думали, сидя дома в теплых креслах.

И на карте наша идея вовсе не казалась страшной и невыполнимой. Так что 5 января я и еще пять моих товарищей на шести снегоходах Ski-Doo и Lynx в полной экспедиционной амуниции и с прекрасным настроением навестили Деда Мороза в Великом Устюге. Там же, у стен зимней резиденции Деда Мороза, и был дан официальный старт нашему путешествию.

Первое ЧП случилось через 50 километров после старта. Мы везли огромное количество оборудования, погрузив его на санки-волокуши. На высокой скорости одна из волокуш, зацепившись за трещину во льду, разлетелась на мелкие кусочки, как противопехотная мина. Раскиданный по льду скарб собирали недолго, но время было упущено. В тот день прошли всего-то 160 километров. Заночевали в деревне Красноборск. Мы, понятное дело, отчаянные парни, но ведь не камикадзе. Параллельным курсом с нами по дорогам общего пользования шла машина технической поддержки. Она-то и отвечала за пополнение запасов топлива и организацию ночных стоянок в населенных пунктах. Естественно, когда эти стоянки была возможность организовать. Ночевки в чистом поле нас не пугали, и мы к ним были полностью готовы.

Утром второго дня взяли хороший темп в полной решимости ликвидировать отставание в графике. Беда в виде полыньи нашла нас на правом берегу Северной Двины, неподалеку от деревни Черевково. Северная Двина — река коварная, даже при минус тридцати пяти она не замерзает полностью. На участках с сильным течением лед остается тонким, а местами и вовсе наблюдается открытая вода. Наш конвой попал на тонкий лед. Три снегохода ушли под воду настолько резко, что никто не успел крикнуть «мама». Хотя вру, трое попавших в воду что-то проорали, но явно ненормативное. Снегоходы затонули недалеко от обрывистого берега. Было принято решение спасением техники и снаряжения заняться следующим утром, сейчас же надо было спасать от переохлаждения только что выуженных из проруби друзей. Двадцать километров до ближайшего населенного пункта — поселка Черевково — пролетели быстрее пули. В местной баньке отогрелись, под горячий чай собрались с мыслями. Ну а утром следующего дня, вооружившись топорами, ломами и моральной поддержкой одного из аборигенов на «Буране» направились выцарапывать свои «снежики» из ледового плена. Почему-то никто из нас ни капли не сомневался, что при минус 29–30 наши снегоходы вмерзнут в лед по полной программе. И точно — лом загнули, топор сломали. Точку в споре между нашей настырностью и ледовой неприступностью поставила бензопила «Дружба».

Поднятые со дна реки снегоходы волоком дотащили до ближайшей автодороги (15 километров ада, гусеницы-то замерзли), а там — грузовиком в Архангельск, чтобы в теплом боксе технику просушить, заменить масло и поставить машины на ход.

Три уцелевших снегохода продолжили движение по маршруту. Пытаясь наверстать время, потраченное на спасение техники, гнали в прямом смысле слова как сумасшедшие. Перестали обращать внимание на трещины и трамплины, тонкий лед, камни и открытую воду, которую, кстати сказать, снегоход с успехом преодолевает, если не сбрасывать газ и не закладывать резких виражей. В тот день установили свой рекорд суточного пробега — 532 километра, благополучно финишировав в Холмогорах.

В Архангельске вновь объединились и продолжали испытывать на прочность себя и снегоходы. Беречь технику — это не про нас. Мы тонули в Двине, падали с обрывов и проваливались в трещины, прыгали по торосам Белого моря и блуждали в карельских дебрях. Хуже всего для снегохода — отсутствие снега. Как ни странно, этой зимой чем севернее, тем его меньше. Нет охлаждения, нет смазки для гусеницы. Следует отдать должное технике: минимум поломок при такой жесткой, даже жестокой, эксплуатации — и никаких проблем с пуском моторов на тридцатипятиградусном морозе. Баллончик с эфиром для «холодного старта» так и не пригодился.

Утром 14 января экспедиция пересекла границу и продолжила путь по территории Финляндии. От Куусамо (Kuusamo) до Посио (Posio) двигались по укатанным многочисленными рейдерами широким магистралям с обилием знаков и указателей на перекрестках. Перед опасными участками, где в оттепель может встретиться открытая вода, — предупреждающие знаки с надписью «JOKI». Цивилизация!

Правда, после прохождения Посио цивилизация почему-то закончилась. Выручал лишь GPS-навигатор. И все же мы дважды сбились с пути. Поиски трассы на берегу озера Или Суолийарви (Ili Suolijarvi) привели нас к небольшому домику. Распахнулась дверь, и на крылечко выскочил мужичок в трениках. «Это конец», — подумал Штирлиц», мы же нарушили право частной собственности, и полиция, скорее всего, уже вызвана. К счастью, мужичок немного говорил по-английски, и инцидент был легко исчерпан. Эх, напрасно говорят, что финны — парни неторопливые и даже медлительные. Услышав, что мы сбились с пути, хозяин распахнул шкаф, выдернул оттуда снегоходный комбинезон и запрыгнул в него, не поверите, двумя ногами сразу. Одной рукой надевает шлем, другой нажимает на кнопку дистанционного пульта. Во дворе с грохотом открываются гаражные ворота, где стоит его снегоход. Похоже, сидел этот «финский горячий парень» у телевизора, скучал и только ждал момента, когда мы припремся… Преодолеть всю финскую часть маршрута решили за один раз, нигде не останавливаясь на ночлег, и в итоге путь от Куусамо (Kuusamo) до Рованиеми (Rovaniemi) проделали за сутки.

Несмотря на все трудности, экспедиция финишировала. После двенадцати дней путешествия мы отмылись, отоспались и передали послание нашего Деда Мороза Санта-Клаусу, которого финны называют Йоулупукки. Дедушка поблагодарил нас и… попросил прощения за малое количество снега в этом году...