Неприличный размер

Автомобильные инженеры страны старательно рассказывали себе и обывателям, что монопривода хватит всем и всегда. Но когда в эту страну пришли сначала советские «Нивы», а потом и все остальные японские, американские, немецкие и корейские полноприводные автомобили, стало ясно, что монопривода хватает не всем и уж тем более не всегда.

Автомобильные инженеры страны старательно рассказывали себе и обывателям, что монопривода хватит всем и всегда. Но когда в эту страну пришли сначала советские «Нивы», а потом и все остальные японские, американские, немецкие и корейские полноприводные автомобили, стало ясно, что монопривода хватает не всем и уж тем более не всегда.

И пока собственные производители упрямствовали, акулы империализма зарабатывали серьезные деньги на внутреннем французском рынке. А когда случилось прозрение, время было упущено, затевать серьезную работу не имело смысла. Мир ушел вперед. Поэтому два основных автопроизводителя страны отправились по пути заимствования, который принято вежливо называть сотрудничеством. При этом концерн PSA просчитался не столько с партнером, сколько с типоразмером. Когда PSA осознал, что сам уже не успеет ничего изобрести на тему «4х4», у остро нуждающейся в парт­нерах «Mitsubishi» существовал вполне приемлемый автомобиль Outlander. Но к моменту серьезных совместных работ ему на смену пришла совсем новая машина, известная у нас под именем Outlander XL. Естес­твенно, французам не имело смысла выходить на рынок со старой моделью. И они согласились на то, что было.

В результате получили автомобиль, типоразмер которого в Европе востребован меньше всего. Большой слишком. Ведь не зря эталоном остается Toyota RAV4. Поэтому продажи хотя и стартовали, но ни Citroёn C-Crosser, ни Peugeot 4007 ажиотажа не вызвали. К тому же оба автомобиля в первую очередь адресованы внутреннему рынку, то есть изначально оказались последними на раздаче. Никакой патриотизм не заставит расчетливого французского покупателя отдать свои деньги за авто, которое заведомо сложней парковать, на котором трудно маневрировать в потоке, налоги на который совсем не радуют, да и из-за размеров которого косо смотрят соседи.

Кстати, о соседях. В России это мало кто поймет, но в Европе принято вести себя скромно, жизнь напоказ считается моветоном. И большая машина воспринимается не как символ успеха, а как невоспитанность. То есть чем машина больше, тем неприличней ее хозяин. Обычная картинка для Парижа: папа показывает сыну на большой внедорожник, качает головой и поясняет: «Мсье недавно разбогател и еще не научился управлять деньгами. Он ведет себя неприлично». Сын впитывает папин урок и, вырастая, стремится не показывать уровень своих достижений.

А вот «Renault» поступила умнее. Она тоже пошла по пути сотрудничества и, взяв за основу Nissan Qashqai, получила на выходе Koleos корейской сборки. Но в том и состоит маркетинговая удача концерна, что он совершенно правильно угадал размер машины. Koleos меньше Citroёn C-Crosser и Peugeot 4007, а потому отлично поместится во Франции.

И хотя он не так выразителен, как Citroёn C-Crosser, не так брутален, как Peugeot 4007, и больше всего похож на Hyundai Tucson, французы воспримут его с большим оптимизмом — неброская, но удобная машина, напрямую конкурирующая с Toyota RAV4, им гораздо нужней и понятней.

У нас ситуация будет складываться немного иначе. Большая машина для России полезней, а ее владелец заведомо более уважаемый. Поэтому Koleos получит статус «женского» и столкнется в прямой конкурентной борьбе с Toyota RAV4, Ford Kuga, Nissan Qashqai и Suzuki Grand Vitara. А вот Citroёn C-Crosser и Peugeot 4007 уже признаны «мужскими» и получили других конкурентов — Mazda CX-7, Hyundai Santa Fe, Mitsubishi Outlander XL.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Примечательно, что длина Toyota RAV4 составляет 4395 мм, а Citroёn C-Crosser — 4646 мм. 25 см разницы — не так много. Поэтому речь идет в основном о визуальном восприятии. Субъективно Citroёn C-Crosser большой. И потому неуместный. А Toyota некрупная. И потому в самый раз.