Крепкий орешек

Тяжело дыша, неоднократно обещал организму в будущем заняться спортом или хотя бы начать бегать по утрам. А как все замечательно начиналось…

Тяжело дыша, неоднократно обещал организму в будущем заняться спортом или хотя бы начать бегать по утрам. А как все замечательно начиналось…

Путешествие на Тянь-Шань с непременным посещением озера Иссык-Куль, организованное производителем UAZ Patriot, должно было в очередной раз доказать на деле, что этот автомобиль надежен, комфортен и полностью подготовлен к эксплуатации в условиях экстремального бездорожья. Кто бы спорил! Круговой маршрут проложили через каменистые ущелья и высокогорные перевалы (старт и финиш в городе Алматы). На преодоление всего маршрута с учетом ночевок отводилось четыре неполных дня.

От Алматы до первого чек-пойнта, расположившегося где-то на сопках в долине Согеты (порядка 150 км пробега), домчались в экспресс-темпе. Рекорд скорости — 140 км/ч, быстрее ехать даже под горку не получалось. Впечатления?

Да никаких! Спешный старт не позволил детально разглядеть бывшую столицу Республики Казахстан (кто не знает: сегодня столица Казахстана — город Астана). Качество дорог в пригороде Алматы практически точно такое же, как у нас в Московской области. Асфальт то гладкий как стекло, то как после бомбежки. Незатейливый пейзаж маленьких гор не радовал глаз и навевал скуку. Так что когда под указателем «Чарынский каньон» свернули с шоссе и под колесами Patriot зашуршала степная грунтовка, педаль акселератора как-то сама собой уперлась в пол. Ведь надо в пути хоть как-то себя развлекать. Пассажиры-попутчики меня поддержали и, крепко вцепившись в поручни, орали во все горло: «Давай! Жми! Достань этого плетущегося впереди «чайника»! Но этот «чайник» вовсе не хотел кушать пыль из-под колес нашей машины и, увидев, что его догоняют, прибавил ходу — мама не горюй. В итоге получилось эдакое любительское мини-ралли. Кстати, на некоторых ухабах машина на добрый метр отрывалась от земли всеми четырьмя колесами и жестко приземлялась до неприятного звона «пробитых» амортизаторов. Удивительно, но Patriot продолжал слушаться руля и уверенно пер дальше.

Каньон Чарын — шок от красоты и великолепия красных глиняных стен, возвышающихся над твоей головой на 300 метров. Каньон еще называют Долиной замков. Правда, я бы уточнил: разрушенных замков. Официальная дневная экскурсия сюда стоит примерно 100 долларов. В цену включен трансфер из Алматы и обратно.

Следующая достопримечательность, с которой довелось познакомиться в ходе первого дня нашего путешествия, — пограничный блокпост на границе Казахстана с Киргизией. Ну что тут сказать — Советский Союз непобедим. Если нет загран­паспорта, подойдет и наш, российский. С военными мы протусовались без малого около двух часов. Почему так долго? Да кто ж его знает. Думаю, если бы пограничникам заблаговременно не доставили бумаги с полным списком фамилий участников нашей экспедиции и нас не сопровождал «специально обученный» для таких дел сотрудник, ночевать пришлось бы прямо на границе, однозначно.

К месту ночевки добрались затемно. Баня, крепкий чай и палатка на две персоны. Счастье! Утром узнали, что ночевали в местечке Каркара на высоте 2000 с лишним метров над уровнем моря. Завтрак показался вкуснее ужина, а когда ради любопытства поинтересовались, сколько стоит проживание в этом туристическом раю, геркулесовая каша и обычная яичница резко трансформировались в яства столичного гурмана. Держитесь за стул — 60 евро с человека за сутки житья-бытья в палатке без спального мешка! В стоимость входят: трехразовое питание, баня (видали парные и получше), плюс централизованные удобства во дворе. Глядя на наши вытянутые от изумления лица, ответственный работник турбазы добавил, что в принципе можно и за 20 евро переночевать в их палатках, но питание за отдельную плату. Для справки: на турбазе Каркара имеется вертолет. Полуторачасовой полет на винто­крылой машине с высадкой на горный ледник обойдется в 140 евро с человека. Заказывать экскурсию надо заранее, поскольку проводят ее только при наличии группы в 30 человек.

Описывать ущелье Каркара, по которому нам довелось проехать на второй день путешествия, решительно нет никакого смысла. Даже высоко­качественные фотографии не смогут передать того чувства, что буквально пронзает душу от созерцания этих мест. И лично я теперь понимаю, почему люди, родившиеся в тех местах, на протяжении всей своей жизни спокойно пасут табуны лошадей и не треплют нервы глупыми желаниями типа заработать побольше денег или сделать сногсшибательную карьеру. На фоне этой природы обычные человеческие мечты становятся откровенно жалкими и неприглядными. В общем, пока ущелье Каркара не испорчено и не загажено многочисленными туристами, есть смысл поторопиться свозить туда своих детей. Оно того стоит. Поверьте.

А что машина? На высоте 3000 метров на крутом подъеме от нехватки кислорода автомобиль взбрыкнул пару раз, но мотор не сдался и продолжил тянуть экипаж к очередному пункту назначения — городу Каракол, что в переводе с киргизского означает «черная рука». Заночевали у подножия одноименной горы в цивилизованном гостиничном комплексе. В зимний период на горе Каракол прокладывается более 20 горнолыжных трасс. Длина спусков — от 400 метров до 3,5 километра. Перепад высот — 800 метров. Минимальный уклон — 7 градусов, максимальный — 53. Продолжительность зимнего сезона — с ноября по май. Говорят, что проживание в частном секторе обходится в 3–5 раз дешевле, чем на специализированной горнолыжной базе.

Наивысшая точка горы Каракол находится на отметке в 3040 метров над уровнем моря. Со штурма этой вершины и начался третий день экспедиции. Естественно, мы туда поперлись на автомобилях. И доехали! Местные работяги, копавшие на вершине котлован под установку очередного канатного подъемника, увидев кавалькаду машин, уважительно замотали головами и сказали, что, мол, до этого так высоко на Каракол ни один джип не заезжал. Мелочь, а ласковое слово любому UAZ приятно! Тем более что за два дня путешествия на одной из восьми машин успел «полететь» ГУР, а у некоторых авто перманентно возникали проблемы с топливопроводом. Нашему экипажу с машиной повезло. Никаких проблем с техникой у нас не возникало. Но без проблем жить так скучно! Как и полагается, мы их создали себе собственными руками.

На самой высокой точке маршрута (4050 метров над уровнем моря), в ущелье Барскон, расположенном в средней части хребта Терскей Ала-Тоо, наш экипаж предпринял попытку сфотографировать UAZ Patriot в его родной бездорожной стихии. Благо соответствующая лужа находилась прямо под боком. Визуально небольшой водный бассейн не вызывал никаких подозрений. Прозрачная вода, а на дне камушки поблескивают. Первый проезд прошел без всяких «затыков», только фотографу что-то не понравилось, он попросил повторить заезд да нагнать брызг больше. Повторили, нагнали!

Упс! Под слоем камней обнаружилась селевая жижа, и все четыре колеса, просев на четверть, забуксовали. Казалось, проблема решится в течение 15–20 минут. Машин-то вокруг вон сколько — тяни не хочу. По очереди рвем все штатные тросы, имеющиеся во всех автомобилях. С каждым новым неудачным рывком колеса по сантиметру уходят в трясину.

Из пяти рваных тросов плетем морской канат. Рвем и его. Машину засасывает по самое «брюхо». Двери уже не открываются, а погружение продолжается. Самое время от безнадежности волком завыть. Но коллеги не бросили нас в беде.

Вы думаете, совместными усилиями мы освободили машину из селевого плена? Ничего подобного. Соорудив из срезанных ремней безопасности надежный трос, за шесть часов удалось лишь пододвинуть автомобиль максимально близко к спасительному берегу. Дальше передний мост, как в стенку, уперся в каменистый грунт, и тут реально пришло время бежать за трактором. Слава богу, не в авральном режиме. Зацепившись за камни, кузов авто прекратил погружаться в трясину, и у нас появилось время хоть пару часов передохнуть. В пять часов утра коллеги рванули на поиски тяжелой техники. Нашли трехосный КамАЗ вахтовой службы золоторудного комбината. Почти сорок минут потребовалось полноприводному большегрузу, чтобы вырвать Patriot из ловушки. Если честно, мы даже и не надеялись, что после такого издевательства UAZ своим ходом преодолеет более 600 километров пути. Во всяком случае, рулевые тяги должны были погнуться точно. Ан нет, в техническом плане автомобиль оказался в полном порядке. Все-таки Patriot — крепкий орешек. Доказано на высоте 4050 метров.

К сожалению, любоваться видами озера Иссык-Куль пришлось в основном из окон автомобиля. Требовалось нагнать упущенное время и вечером четвертого дня прибыть в Алматы. Впрочем, мы все-таки искупались в этом «теплом озере». И вовсе оно не теплое! Хорошие люди живут в Киргизии — с чувством юмора и доброжелательные. К слову, водитель горного КамАЗа, наотрез отказавшись брать с нас деньги, отдал нам свой дневной запас провианта. А от предложенной пищи в Киргизии отказываться нельзя — традиция. Да и кушать очень хотелось.

&

ТЯНЬ-ШАНЬ — ГОРНАЯ СИСТЕМА В СРЕДНЕЙ АЗИИ, расположенная на границе между Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией и Китаем. Тянь-Шань по-китайски означает «небесные горы». В Тянь-Шань входит около тридцати вершин высотой от 6000 метров. Самая высокая точка — пик Победы (7439 м), следующая по высоте — пик Хан-Тенгри (6995 м). До сих пор Тянь-Шань до конца не изучен. Из-за тяжелых климатических условий, труднодоступного рельефа, отсутствия селений и дорог встречаются места, куда ни разу не ступала нога человека.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Иссык-Куль — крупнейшее высокогорное озеро в мире, расположено на высоте 1600 метров над уровнем моря.

Длина озера — 182 км.

Ширина — от 14 до 58 км.

Наибольшая глубина — 702 м.

Озеро бессточное, хотя впадает в него около 80 рек, речушек и ручьев.

Температура воды во время купального сезона (с июня по сентябрь) колеблется в пределах от 18 до 21 градуса по Цельсию.

Проживание в пятиместной юрте на берегу обойдется в 20–30 евро в сутки с человека. Удобства на улице. Пить воду из озера не рекомендуется, поскольку она способствует разрушению зубов.