Магия магнето

В 1903 году знаменитейший в то время бельгийский гонщик Камиль Женаци по прозвищу Красный Дьявол за рулем автомобиля Mercedes 60HP выиграл в Ирландии гонку «Кубок Гордона Беннета».

Всю трассу его машина проходит практически без поломок, тогда как автомобили соперников терпят одну неприятность за другой. Главная причина их неудач — очень ненадежные и далекие от совершенства системы зажигания, а Mercedes Женаци, наоборот, оснащался самой новейшей, на которой стояло клеймо фирмы «Bosch». С этой победы началось триумфальное шествие изобретения основателя компании.

За четверть века до славного финиша Камиля Женаци в немецком городке Штутгарте молодой инженер Роберт Бош основал собственную фирму под вывеской «Мастерские точной механики и электротехники». Тогда он вряд ли планировал выпускать электрооборудование для автомобилей — в те годы самодвижущиеся экипажи являлись еще редкой диковинкой. Фирма г-на Боша занималась в основном изготовлением различных бытовых электрических устройств: телефонных аппаратов, входных звонков, дистанционных сигнализаторов уровня воды. Но уже через пару лет, в 1889 году, от одной из машиностроительных компаний Штутгарта Бош получил заказ на разработку системы зажигания для стационарного двигателя. Эта система, именовавшаяся «магнето», представляла собой двойной Т-образный якорь с проволочной обмоткой, который при движении в магнитном поле вырабатывал электрический ток, направляемый на зажигание рабочей смеси в камере сгорания. Принцип действия подобного устройства был известен уже давно. Еще в 1876 году изобретатель двигателя внутреннего сгорания Николаус Аугуст Отто в двигателе собственного изобретения применил весьма похожий аппарат искрового зажигания.

Поэтому ничего нового Бош пока что изобретать не стал. Он взял за основу устройство компании «Gasmotoren-Fabrik Deutz», производящей газовые двигатели, — аппарат, вырабатывающий искру для детонации топлива. Но одним заимствованием Бош не ограничился и значительно усовершенствовал аппарат, применив более сильные магниты подковообразной формы. После испытаний на надежность, показавших отменные результаты, Роберт Бош начал серийное производство магнето для промышленных стационарных двигателей. Но уже через десять лет его продукция сыграет свою роль и в развитии мирового автопрома.

Пока Бош благополучно выпускает для промышленности системы зажигания, два других немецких инженера — Карл Бенц и Готлиб Даймлер — работают над своими первыми автомобилями. И их основная проблема — зажигание воздушно-топливной смеси в камере сгорания. Даймлер пошел по пути применения в двигателе калильных трубок с открытым пламенем, но они оказались весьма пожаро­опасными. Вдобавок заряда аккумулятора хватало лишь на несколько десятков километров, а никаких устройств для их подзарядки тогда еще не существовало. Бенц же придумал сложную систему с размыкателями, вырабатывающими искру, но и она была весьма далека от совершенства. Неподдающееся зажигание он называл проблемой из проблем.

Над решением этой задачи работал и Роберт Бош. В 1897 году он в порядке эксперимента впервые установил свою систему зажигания на транспортное средство — трицикл De Dion Bouton. Опыт провалился: устройство Боша вырабатывало не более 200 искр в минуту, что было нормально для стационарных двигателей, но мотору трицикла при частоте вращения 1800 об/мин этих искр требовалось в пять раз больше! Бош решил и эту проблему: тяжелый якорь с обмоткой он поместил внутри металлической гильзы, которая стала вращаться вместо него, — так появилось автомобильное магнето. Изобретение сразу же было запатентовано как эффективная система зажигания для высокооборотных автомобильных двигателей. Еще через четыре года Роберт Бош представил магнето высокого напряжения, в котором искра вырабатывалась непосредственно в момент разряда высокого напряжения между электродами свечи. Так он достиг своего первого серьезного успеха.

К слову, свечи тоже являлись одной из составляющих «проблемы зажигания». Конструкция обычной свечи зажигания с двумя изолированными электродами была известна еще в 1860 году, и даже Карл Бенц первым попытался применить подобное устройство в системах зажигания для своих бензиновых двигателей. Но его попытки не имели успеха: неподходящим оказался материал, из которого изготавливались изолятор и электроды свечи. Бош занялся усовершенствованием свечи практически одновременно с решением проблемы выработки тока для системы зажигания. Опытным путем ему удалось подобрать подходящий материал для изолятора: их стали делать керамическими, а для электродов нашли специальный жаростойкий сплав.

В результате системы зажигания под маркой «Bosch» достигли небывалого технического уровня, что гарантировало фирме успех на рынке. Доказательством надежности «бошевских» технологий стали многочисленные победы в автогонках, список которых открыл тот самый Камиль Женаци — ведь на его машине стояла система зажигания «Bosch» с самыми лучшими магнето и свечами в мире. Самого гонщика сделали «лицом фирмы»: на серии плакатов «Бош-Мефисто», созданных художником Юлиусом Клингиром, Красный Дьявол Женаци предстал публике в образе Мефистофеля, демонстрирующего продукцию «Bosch».

Производство систем зажигания постоянно расширялось, ведь автомобилей становилось все больше и больше. В Штутгарте вместо небольшой мастерской Бош возвел целую фабрику, а потом еще одну в соседнем городке Фойербах. Еще до Первой мировой войны «бошевское» зажигание вошло в стандартный набор автомобильного оборудования и заняло прочные позиции на рынке. В начале XX века ее представительства открываются по всему миру: сначала в Лондоне, потом в Париже, Вене, Брюсселе, Милане, Будапеште, Стокгольме, Санкт-Петербурге, Москве и даже за океаном — в Нью-Йорке. Американский рынок оказался настолько велик, что вместо представительства в США Роберт Бош построил там свои собственные предприятия. Разветвленная сеть компании оказалась настолько прочной, что ее быстро восстановили даже после окончания Первой мировой войны.

По мере превращения автомобилей в товар массового потребления Роберт Бош расширял ассортимент продукции своей фирмы. Еще в 1908 году компания создает катушку многоискрового зажигания, а два года спустя — и распределитель. Но основной продукцией до конца 20-х годов остаются магнето и свечи, и только в 1925 году инженеры фирмы создают альтернативную систему зажигания от батареи с генератором, что позволило удовлетворить потребности автомобильного рынка в менее дорогом зажигании. Изобретенное «Bosch» батарейное зажигание оказалось даже намного лучше старого доброго магнето, но в автомобильную промышленность окончательно внедрилось не сразу.

Подобная схема окончательно вытеснила магнето только к середине 30-х годов. Объясняется это традиционным немецким консерватизмом. Производители автомобилей высшего класса, такие как «Maybach» или «Horch», по-прежнему отдавали предпочтение старому доброму магнето, ведь для них стоимость никогда не имела решающего значения.