Возмущение ущерба

Еще недавно страховщики радовались быстро растущему российскому авторынку. Ведь чаще всего машины приобретались в кредит, что подразумевало обязательное оформление не только полиса ОСАГО, но и КАСКО.

Еще недавно страховщики радовались быстро растущему российскому авторынку. Ведь чаще всего машины приобретались в кредит, что подразумевало обязательное оформление не только полиса ОСАГО, но и КАСКО.  


Финансово-экономический кризис внес в этот сектор рынка свои коррективы, от которых страховщиков бросает то в жар, то в холод. Россияне, ставшие адептами покупательского бума, приобретали по кредитным схемам в первую очередь новые иномарки. К примеру, в 2008 году российских автомобилей было продано на сумму в $6,5 млрд. За иномарки наши сограждане выложили практически в 10 раз больше — $62,5 млрд. Причем на сегмент новых иномарок пришлась львиная доля продаж — $55,5 млрд. Неудивительно, что полисами автоКАСКО было охвачено 50% иномарок и лишь чуть более 6% проданных отечественных авто.  


Страховые компании попали в сложную ситуацию. После девальвации рубля стоимость запчастей для иномарок существенно выросла, и, как говорят сами страховщики, собранных средств за проданные в прошлом году полисы КАСКО хватает им не более, чем на три четверти от необходимых для ремонта пострадавших авто средств. И в этих условиях находятся компании, которые публично декларируют снижение стоимости полисов КАСКО в своих компаниях, обещая скидку в 15%, 20%, а то и все 30%. Позволить себе такой щедрый демпинговый жест могут лишь те страховщики, накопившие солидный “подкожный жирок” в виде финансовых резервов, которые позволят им удовлетворить требования клиента фактически в убыток собственным финансам и остаться при этом на плаву. Но щедрый страховщик — скорее мифическое существо, чем реальный объект. И гораздо более вероятен другой вариант развития событий. В погоне за сборами некоторые компании, предлагающие демпинг, просто-напросто окажутся не в силах выполнить свои обязательства перед застрахованными, когда наступит страховой случай. А что делать, если единственный приток наличности — заключение новых договоров с клиентами, которых можно привлечь только лишь финансовыми условиями.  


Неудивительно, что в таких непростых условиях страховые компании вводят режим жесткой экономии и стараются обойтись финансовым минимумом в отношениях с клиентами, либо даже пытаются отказаться от исполнения своих обязательств. Автовладельцы же в ответ идут в суды и пишут жалобы в Росстрахнадзор. За первое полугодие в Росстрахнадзор поступило более 7,2 тыс. жалоб, и подавляющее большинство (свыше 90%) из них — по автострахованию. На прошедшем недавно заседании экспертного совета Федеральной службы страхового надзора были озвучены 10 компаний, к которым у владельцев полисов автострахования зафиксировано наибольшее количество претензий. Характерно, что на долю этой “великолепной” десятки пришлось почти 38% от всех жалоб. У четырех компаний (“Гранита”, “Короны”, “Генерального страхового альянса” и “Дженерал-Резерва”) лицензии отозваны.  


Впрочем, если КАСКО, как и колхоз, “дело добровольное” (за исключением кредитных авто) и здесь у страховых компаний (СК) достаточно большое поле для маневра, то с “автогражданкой” дела обстоят иначе. С рынка ОСАГО уже добровольно ушли или были выпровожены несколько десятков компаний, и в скором времени количество действующих “бойцов этого фронта” может опять значительно уменьшиться. В “автогражданке”, похоже, предстоят большие изменения, к которым игроки страхового рынка вряд ли готовы.  


В минувшую пятницу глава Всероссийского союза страховщиков (бывший президент Российского союза автостраховщиков — РСА) Андрей Кигим сообщил на пресс-конференции, что Минфин РФ разработал законопроект, согласно которому сумма компенсации за вред жизни или здоровью в рамках ОСАГО будет повышена более, чем в 3 раза, — с нынешних 160 тыс. руб. до 500 тыс. И это еще более щадящий вариант, поскольку сначала планировалось поднять верхнюю планку до 2 млн. рублей. Именно столько получают сейчас родственники жертв авиакатастроф, а по логике и по закону стоимость жизни (извините за неласкающий слух термин) должна быть унифицирована, вне зависимости от того, в результате авиа-, авто-, желдор- или водного происшествия наступил летальный исход.  


Едва услышав о предполагаемых изменениях, автостраховщики в качестве ответной меры предложили поднять тарифы по ОСАГО как минимум в 2—3 раза. В Минфине, естественно, сразу сообразили, что более благодатной почвы для социального взрыва в условиях кризиса трудно и специально придумать, даже если очень стараться, и потому в новом варианте законопроекта, который может вступить в силу с 1 марта следующего года, прописали более мягкий сценарий.  


Чего стоит ждать от изменений по ОСАГО? Увеличения лимита выплат за вред жизни или здоровью каждого потерпевшего в ДТП со 160 тыс. до 500 тыс. руб. Поднятия максимума выплат за ущерб имуществу нескольких потерпевших с нынешних 160 тыс. до 200 тыс. руб., а за имущество одного потерпевшего — до 150 тыс. руб. с 120 тыс. А выплата лицам, имеющим право на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего, может вырасти со 135 тыс. до 475 тыс. руб.  


Как заявил Кигим, “сейчас пойдет диалог по тарифам”. Минфин к диалогу в принципе готов, но вот согласится ли он с предложениями страховщиков — вопрос открытый. Представители страхового бизнеса намерены биться за повышение базовых тарифов как минимум на 50%. Независимые эксперты считают, что повышение может уложиться в 20—30%, поскольку выплаты по “жизни”, в которых и произойдут самые значительные изменения, занимают в общей сумме выплат по ОСАГО долю не больше 4—5%.  


В любом случае ОСАГО в будущем году подорожает. Вкупе с готовящимся повышением акциза на топливо, предложениями об увеличении транспортного налога, начавшимся новым витком роста цен на бензин (всего лишь за неделю с 30 июня по 6 июля топливо подорожало в среднем по России на 2,6%), будущую жизнь наших автомобилистов легкой не назовешь. И очень велика вероятность, что широко распространившаяся в последние годы привычка страховаться от неприятных неожиданностей договорными отношениями сменится традиционной русской надеждой на авось. Что выльется для отечественного страхового рынка в еще большие проблемы.