Кому на Руси водить хорошо?..

Переаттестация моторизованных милиционеров показала, что наши правоохранительные органы «не рулят».
Переаттестация моторизованных милиционеров показала, что наши правоохранительные органы «не рулят».

Утверждение, что некоторые сотрудники ГИБДД водят хуже блондинок, не требует доказательств. Мы каждый день имеем «счастье» наблюдать, как за «баранками» патрульных авто перевозят свои тела придорожные милиционеры, развалившись в автомобильном кресле, как на диване перед плазменной панелью. В левой руке они держат сигарету, в правой — мобильный телефон, по которому разговаривают во время движения. Утруждать свои руки рулежкой им ни к чему — от «коронованной» красно-синей «мигалкой» машины водители стараются держаться на расстоянии. А когда гаишнику надо перестроиться в соседний ряд, ему достаточно пузом слегка крутануть руль, чтобы машина послушно попала в нужную полосу. И при этом Его Величеству Гаишнику ни один холоп не посмеет создать помеху.

Думаете, по поводу гаишного автомастерства ерничать изволим? Отнюдь. Полнейшая недееспособность сотрудников ГИБДД как водителей подтверждена практически во всех регионах страны. Напомним, что по приказу главы МВД Рашида Нургалиева всем сотрудникам органов внутренних дел, пользующимся служебным транспортом, было велено пройти переаттестацию на право управления. Аргументировал свое требование главный милиционер страны ростом числа ДТП, участниками или виновниками которых стали шоферы в погонах.

При принудительной сдаче экзаменов на «права» отличились подчиненные Виктора Кирьянова. С первого раза сдать теорию по ПДД не смог практически ни один труженик свистка и жезла!

С практическим вождением дела, увы, обстояли не лучше. Не удивимся, если наши стражи дорожного право­порядка «до кучи» стреляют завсегда в «молоко» и ни бум-бум в законе о милиции. Единственное, что, пожалуй, отменно умеют делать сотрудники ДПС, так это со скоростью счетной машинки считать деньги.

Конечно, это утверждение идет вразрез с официальной позицией органов государственной власти, которые намедни заявили, что взяточничества в ГИБДД стало меньше и оно перестало носить открытую форму. Пожалуй, это действительно так. Действительно, инспектора перестали в открытую сыпать предложениями из разряда «позолоти ручку, сынок». Но вовсе не из-за проснувшейся совести. Просто в последнее время «по вине» диктофонных записей, сделанных водителями на мобильные телефоны, многие гайцы остались без любимой работы. В суде за слова «не слышу предложений» пришлось отвечать.

Впрочем, это вовсе не значит, что взятки в ГИБДД сошли на нет. Просто «кино» стало глухо­немым. Вместо фразы «ну, что будем делать с тобой, командир?» гаишники стали на своих мобильных телефонах набирать цифры и показывать их водителям. Разу­меется, на дисплее инспектора показывают не номер своего телефона, по которому водители могут позвонить, когда потребуется техосмотр или нужно будет «справить» жене «права». Цифры на экране — это желаемый размер отступных. Не устраивает — получите протокол.

Но вернемся к основной теме — к водительскому мастерству инспекторов. Г-н Нургалиев очень деликатно озвучил причину переэкзаменовки милицейских водителей. Согласитесь, что «возросшее число ДТП» — это очень скромная оценка того ужаса, который устраивают драйверы в погонах на дорогах страны. По вине разгильдяев, в кармане которых прячется гербастая «ксива», ежедневно гибнут не только взрослые, но и дети.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Недавний инцидент, произошедший в Гусь-Хрустальном (Владимирская область), вообще выходит за рамки человеческого понимания. Там инспектор ДПС Евгений Спицын гнал на личном ВАЗ-21099 и сбил 49-летнюю велосипедистку. И вместо того чтобы помочь пострадавшей (отвезти в больницу или хотя бы вызвать врача), гаишник предпочел спрятать следы своего преступления: оттащил женщину в канаву, наломал веток с ближайшего куста и аккуратно укрыл жертву.

Тело погибшей обнаружили лишь на следующий день. Эксперты установили, что смерть наступила в результате травм, полученных при контакте с автомобилем. Свидетелей происшествия не было, но один из местных жителей смог сообщить время, когда услышал визг резины и звук удара. Собрав по крупицам информацию, следователи установили, что предполагаемый виновник ДТП — сотрудник Госавтоинспекции. За время, что длилось следствие, аварийщик успел отремонтировать автомобиль, но проведенная экспертиза подтвердила, что именно инспекторская машина сбила велосипедистку. Под давлением неопровержимых улик инспектор Спицын признался в содеянном.