С руля — ни рубля

Каждому, кто рано или поздно вынужден будет оплачивать хранение на спецстоянке принудительно эвакуированного автомобиля, нанося при этом мощный удар по семейному бюджету, отныне должно существенно полегчать.
Каждому, кто рано или поздно вынужден будет оплачивать хранение на спецстоянке принудительно эвакуированного автомобиля, нанося при этом мощный удар по семейному бюджету, отныне должно существенно полегчать: при каких условиях раскошеливаться не стоит — на днях указал Головинский районный суд Москвы.

И тем самым поставил в скандальной истории точку.


Разорение в рассрочку

Череда громких дел, в рамках которых столичная служба перемещения транспортных средств требовала у собственников ржавых “Волг” и “Жигулей” заплатить ей по миллиону (!) рублей за хранение рухляди на спецстоянке, пару лет назад вынудила столичное правительство пойти на попятную: максимальная сумма, на которую служба перемещения имела право претендовать, в приказном порядке была ограничена чуть более 111 тыс. рублей. Владельцы множества перемещенных автомобилей, стиснув зубы, наскребли заветные 111 (все ж лучше, чем миллион!) и благодаря демаршу московских властей воссоединились со своим имуществом.

Среди тех же, кто наотрез отказался оплачивать даже такую “удобоваримую” сумму, оказалась Антонина Л.

Принадлежащий ей на праве собственности, но давным-давно переданный по доверенности автомобиль “Жигули” по неизвестной причине был эвакуирован с парковки и перемещен на спецстоянку. О многострадальной судьбе своего железного имущества Антонина узнала “случайно”: из почтового ящика она выудила письмецо в конверте, озаглавленное коротко: иск.

Из искового требования следовало, что службе перемещения транспорта Антонина задолжала те самые 111 с небольшим тысяч рублей за хранение уже преданного забвению автомобиля. И у Антонины есть, мол, возможность разориться не сразу, а постепенно, ибо столичные власти с барского плеча отвесили Антонине и ей подобным право на рассрочку платежа.

И 23 октября уходящего года Антонина Л., приняв на грудь валерьянки, отправилась на поле брани…

Единожды солгавшим…

Поле, следует заметить, оказалось непаханым: возражение на исковые требования оказались в диковину, похоже, даже для судьи…

Главный аргумент в свою защиту Антонина продвигала настырно: меня, мол, с момента задержания моих “Жигулей” и помещения их на стоянку никто не уведомил о том, что мое имущество задержано, а на меня возложена обязанность за “удовольствие” платить.

Федеральный судья Головинского суда столицы, рассматривая иск, установила, что Распоряжение №234 Правительства Москвы “О взаимодействии уполномоченных организаций ГУВД г. Москвы при помещении задержанного транспортного средства на спецстоянку и хранении” (равно как и аналогичный документ федерального уровня — Постановление Правительства РФ №795) обязывает сотрудника милиции, принявшего решение об эвакуации, незамедлительно сообщить о месте нахождения автомобиля в свою дежурную часть, чтобы последняя могла также немедленно найти его собственника. Немедленно — чтобы счетчик за хранение автомобиля не настучал заоблачную сумму…

Допрошенный в судебном заседании инспектор ДПС ОГИБДД УВД Юго-Восточного округа столицы Бочаров, отправивший “Жигули” на спецстоянку, заявил, что дежурная часть сообщала Антонине о задержании. Однако руководство полка ДПС опровергло заявление Бочарова и честно призналось: никто никому ничего не сообщал…

И тогда заботу доказывать, что собственник “Жигулей” все же был поставлен в известность о месте нахождения своего автомобиля, взяла на себя служба перемещения транспорта. В суд ею было представлено уведомление о задержании “Жигулей”, из которого следовало, что оно было вручено Антонине под расписку. Однако графологическая экспертиза установила: подпись подделана и Антонине не принадлежит.

И суд доподлинно установил: Антонина Л. не знала и при таких обстоятельствах не могла знать о том, что уже кому-то чего-то должна…

Суд не девица: может и отказать…

Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи, Головинский суд пришел к выводу: законных оснований для удовлетворения требований истца о взыскании суммы вознаграждения в размере 111 тысяч 360 рублей за хранение автомобиля не имеется, “поскольку на момент задержания и помещения автомобиля на специализированную стоянку в рамках административного производства в нарушение установленного порядка ответчица не была уведомлена о задержании автомобиля дежурной частью ОГИБДД ОВД, что лишило ее права принять меры по защите своих имущественных прав”. То есть — права вовремя забрать автомобиль!

Предъявляя требования о взыскании, как установил Головинский суд, служба перемещения фактически понуждает Антонину Л. к выполнению условий договора хранения, который между сторонами не был заключен. При отсутствии надлежащего уведомления Антонины о месте нахождения ее автомобиля требования службы перемещения суд расценил как злоупотребление правом…

И в удовлетворении иска отказал.

P.S. Кстати. Вас тоже не уведомили? Не торопитесь раскрывать кошелек…