Ретро в стиле cabrio

Mercedes-Benz 230 — один из культовых довоенных автомобилей немецкого концерна — популярен у коллекционеров и сейчас. Особенно это касается автомобиля с очень редким типом кузова, такого как представленный Cabriolet A.

Mercedes-Benz 230 — один из культовых довоенных автомобилей немецкого концерна — популярен у коллекционеров и сейчас. Особенно это касается автомобиля с очень редким типом кузова, такого как представленный Cabriolet A.

Днем рождения этого кабриолета считается 28 мая 1940 года — именно эта дата зафиксирована в его комиссионном номере, подшитом в «гроссбух» архива «Mercedes-Benz». Окрашенный в двухцветный колор кабриолет был продан через дилерский центр «Mercedes-Benz» в Штутгарте. Его хозяин пользовался автомобилем недолго — ровно пять лет. И весной 1945 года этот Mercedes-Benz 230 стал именоваться трофеем и сменил «гражданство» с немецкого на советское. Трофейные «японцы» и «немцы» обживали города страны-победительницы, став неотъемлемой составляющей послевоенной жизни.  


По улицам городов Советского Союза тогда ездило множество всяких «немцев», которых офицеры Красной армии эшелонами вывозили из Германии. Естественно, Mercedes-Benz среди них считались лучшими — автомобили этой марки стояли чуть ли не в каждом дворе послевоенной Москвы. По своим ходовым качествам они были куда предпочтительнее советских «Побед» и «Москвичей», и только ярлык «фашистская техника» заставлял владельцев расставаться с ними. Шли годы. Трофейные машины старели и меняли хозяев. Одних берегли, других нещадно гоняли в хвост и в гриву, а когда какие-то детали изнашивались или ломались, их просто-напросто меняли на аналогичные детали советских машин. Но нашему Mercedes посчастливилось остаться с «родными» подвеской, мотором и трансмиссией.  

Директор реставрационного центра «Техноклассика» Владимир Кваша обнаружил этот «двести тридцатый» в Санкт-Петербурге в 1997 году. Кабриолет являлся «единицей хранения» одного частного собрания олдтаймеров, не отличавшегося системностью и хорошей реставрацией. Питерский коллекционер один за другим скупал автораритеты и складировал на своей мебельной фабрике, надеясь в будущем их отреставрировать. Это частое явление в среде старьевщиков — тотальная скупка всего, что подвернется под руку. Но если хватает сил и средств на то, чтобы купить и привезти, то на реставрацию их уже остается мало. Так было и с этим кабриолетом: его купили, привезли, разобрали, начали восстанавливать, но что-то не сложилось… А в августе 1998 года случился дефолт, и коллекционеру вообще стало не до автомобилей — вскоре их пришлось распродавать по одному.  

В Москву автомобиль привезли буквально в «мешке», а его состояние можно было классифицировать как «отдаленно напоминающее автомобиль». Он был полностью разобран, но находился в комплектном состоянии, не хватало только нескольких приборов, части кабриолетного механизма и навесного оборудования двигателя.
 
 Впрочем, реставратора это нисколько не смутило: основная специализация его фирмы — автомобили марки «Mercedes-Benz». Поэтому найти недостающие детали и элементы было не так уж проблематично. Реставрация началась, как и положено, с полной разборки. За этим последовала дефектовка всех узлов и агрегатов, ходовую часть и трансмиссию основательно «перетряхнули», раму отпескоструили и покрасили.  

Самым сложным процессом стала реставрация кузова, имеющего деревянный каркас, обшитый железными кузовными панелями. И если тем, кто делал этот кабриолет в 1940 году, было проще (сначала изготавливался каркас, а уже потом на него «укладывалось» железо), то у реставраторов была задача посложнее — по остаткам сгнившего дерева и железной оболочке восстановить прежние формы кузова. И это при том, что каждая деревянная деталь — собственной криво­линейной формы, а железо местами сильно проржавело. Кабриолетный механизм воссоздавали по фрагментам, а сам тент и кожаная обивка салона были сшиты в специализированном ателье.  

Покрасили автомобиль в два цвета — белый и ярко-желтый. Окраска, кстати сказать, тоже аутентичная: Владимир Кваша увидел это сочетание на цветной фотографии 30-х годов. Благодаря такой окраске кузова этот довольно широкий и высокобортный кабриолет смотрится удивительно легко. Тент из светлой ткани зрительно не давит, а только облегчает кузов.  

Фары тоже сделаны очень правильно — их «горшки» не хромированные, а крашеные. На последние предвоенные автомобили уже наносили меньше хрома, дефицит которого в Германии ощущался очень остро, ведь все было подчинено военным нуждам. Поэтому хромировались только ободки фар, а на «горшки» накладывали краску. В том же 1940 году у кабриолетов изменилась и форма подножки — она стала объемным продолжением крыла (с резиновыми молдингами, а не плоской доской, обитой рифленой резиной). Вообще этот поздний экземпляр отличается от более ранних аналогов тщательной реставрацией даже мелочей, а это и есть суть искусства реставратора, сумевшего восстановить уникальный автомобиль.  

Первый раз восстановленный Mercedes-Benz был показан публике в 2003 году на выставке авто­реставрации в «Сокольниках». Потом были ралли, пробеги, фестивали... Со временем кабриолет обрел нового владельца — им стал один из друзей Владимира Кваши, увлеченный коллекционированием Mercedes-Benz. Можно сказать, что этому кабриолету в его автомобильной жизни очень повезло: его не выбросили на свалку, не изуродовали переделками. Спустя шесть с половиной десятилетий он пребывает в великолепном состоянии, резво бегает на ралли и пробеги, даже его мотор работает с завидным ровным фырчанием — точно такой же звук он издавал, когда этот Mercedes отправился в свою первую поездку весенним днем 1940 года.

НА ШАССИ MERCEDES-BENZ 230 ПРОИЗВОДИЛОСЬ МНОЖЕСТВО вариантов кузовов, но, конечно же, самые интересные — кабриолеты, а среди них «самый-самый» — Cabriolet A. По принятой на заводе классификации это двухместный двухдверный кабриолет. Впрочем, двухместный он только на первый взгляд: за основными сиденьями прячется еще одно — дополнительное поперечное, очень узкое и тесное. Пассажир, сидящий там, выглядит как «третий лишний». Хотя это «лишнее» кресло можно убрать, освободив пространство для багажа. Вообще этот кабриолет — автомобиль для двоих, любящих дорогу, ветер и скорость. Что ощущается и в облике машины: кузов с низкой и сильно наклоненной рамкой лобового стекла весьма стремителен и призван подчеркнуть скоростные возможности автомобиля.
 
 Удлиненная покатая задняя часть кузова не нарушает гармоничности его пропорций, а два запасных колеса только добавляют спортивного духа. Вытекающие из легких передних крыльев объемные подножки заканчиваются у начала задних — они скорее декоративны, чем функциональны (кабриолет очень низкий, поэтому чтобы сесть в него, на подножку становиться не нужно). Когда тент сложен, автомобиль смотрится как солидное купе, но куда приятнее сложить верх, закрыв его чехлом, и поднять стекла — при этом в салоне образуется пространство, защищенное по бокам от порывов ветра, а сверху открытое только солнцу.