Утили — мои печали

Правительство сделало отличный подарок женщинам на 8 Марта. Именно в этот день стартует программа сдачи старых машин за сертификат на скидку в 50 тыс. руб. на покупку нового автомобиля отечественной сборки. Теперь мужьям будет трудно отпрашиваться по выходным из дома под предлогом починки драндулета.

Правительство сделало отличный подарок женщинам на 8 Марта. Именно в этот день стартует программа сдачи старых машин за сертификат на скидку в 50 тыс. руб. на покупку нового автомобиля отечественной сборки. Теперь мужьям будет трудно отпрашиваться по выходным из дома под предлогом починки драндулета. Но пока известны списки утилизирующих предприятий и дилеров лишь по Москве, Московской области, Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Адреса 1177 салонов и 10 заводов опубликованы на сайте Минпромторга. Информация по остальным регионам будет появляться по мере готовности. В общем, занимать очередь в салонах за машиной со скидкой могут только москвичи и питерцы. При этом “МК” выяснил, что машин со скидкой может не хватить. Зато в программе вполне хватает дыр, которыми могут воспользоваться мошенники.

Не обзывай — обидно


— Меня раздражает, когда их называют автохламом, — кивает замдиректора завода по переработке металлолома Юрий Воронцов в сторону пятиметровой кучи автомобильных остовов. — Во всем мире это сырье, которое снова идет в производство. А тут вы, журналисты, чуть ли не соревнуетесь, кто сильнее их оскорбит: утиль, драндулеты!..


Поездки на завод “Втормет” в Некрасовке мы с фотокорреспондентом ждали почти месяц. Поэтому бессловесно сносим порицания за всех коллег по цеху.

Переработчики никак не могли собрать достаточное количество машин для того, чтобы в полной мере продемонстрировать нам возможности своего комплекса. Январь — и так глухой месяц для металлоломщиков, а тут еще и “фактор ожидания” сыграл свою роль. Люди не спешат расставаться со своими старыми автомобилями, ждут старта госпрограммы. Поэтому большинство обитателей кучи — это аварийные экземпляры и машины, которые утилизируются по городской программе очистки московских дворов от брошенных авто. В груде “ценного сырья” сиротливо мелькнула темно-синяя старая “Волга”. Ее почему-то стало жалко: ее “сестра” цвета воронова крыла совсем недавно снималась в российском блокбастере “Черная молния”, а эта через час превратится в груду стружек и трухи...

Хорошо ломать — не плохо строить

Чтобы разобрать на “молекулы” один автомобиль, надо потратить около 7 тыс. рублей. Сначала с него снимают шины, аккумуляторы и сливают всевозможные жидкости. Аккумуляторы переработчики передают специальным фирмам, которые специализируются на работе с опасными электролитами. Авторезина отправляется на утилизацию на другой подмосковный завод. Естественно, за счет переработчика металлолома. На Западе из отслуживших свое покрышек делают присадку для асфальтовой смеси, чтобы дорожное покрытие было прочнее. У нас в стране такое невозможно. Асфальт в России кладут по стандартам, утвержденным в середине 60-х годов. А советский ГОСТ вольностей не позволял. Кстати, и автомобильным стеклам за рубежом находят применение. Их перемалывают в крошку и добавляют в краску для дорожной разметки, чтобы она блестела при свете фар в темноте. В общем, вышедшие из строя машины еще раз возвращаются на дорогу уже в качестве расходных материалов. Стоит ли говорить, что переработкой автостекла в алмазную пыль в РФ тоже никто не занимается. Поэтому машины отправляются в жерло шредера с остатками оптики. Правда, перед этим им надо пройти процесс “осушки”. Это технология слива тормозной жидкости, масла, остатков бензина из бака. У рачительных европейцев все это снова идет в дело, вплоть до того, что они фильтруют остатки бензина из баков и продают его нефтеперерабатывающим компаниям. В России такое кажется смешным.

Единственную в стране специальную установку для “осушения” автомобиля сотрудники завода тестировали на наших глазах — она поступила на завод буквально на днях. Осушающая станция похожа на большой контейнер. Он открывается, как обувная коробка, на верхние балки ставится машина, и рабочие специальными пистолетами “высасывают” из нее все, что булькает или переливается. Установка сделана в Германии, но на заказ — все, даже самые мелкие, надписи выполнены на русском языке.

И вот экскаватор с пятипалой железной “рукой”, похожей по форме на нежный цветок лотоса, безжалостно мнет автомобильный остов и кидает его в воронку разрывателя. Это первый этап собственно переработки, подготовка к более тонкому перемалыванию. Затем измельченную груду металла, пластика, ткани и стекла грузят на специальный транспортер и отправляют в промышленный шредер. А это, на минуточку, установка размером с половину пятиэтажного дома. В специальном закрытом пространстве ее молотки со скоростью 600 оборотов в минуту окончательно перемалывают останки авто. На выходе получается груда крупных металлических гранул. Их уже можно отправлять на металлургический комбинат.

В среднем из условной тонны автомобиля получается около 700 кг металла и 300 — “засора”: пластика, стекла, текстиля от обивки салона. С помощью еще одной специальной установки для сепарации на заводе извлекают из этого мусора еще порядка 150 кг металла. Умный агрегат сначала сортирует труху по структуре: медь из проводки, алюминий, свинец, пластик. Потом он же раскладывает крошки по цвету. Но все равно неметаллические частицы приходится хоронить на мусорных могильниках. За место на свалочном полигоне платит опять-таки перерабатывающий завод.

А металл (в основном черный, цветного в автомобиле всего 1,5—1,8%) грузят в железнодорожный вагон и отправляют металлургам. Они платят за тонну металла, прошедшего обработку шредером, больше, чем за обычный металлолом, спрессованный в кубики. У резаного металла нет посторонних примесей, в шредерной установке даже краска отлетает. Вагон железного “праха” весит 60—62 тонны, что как раз соответствует правилам перевозки. За перевозку его до заказчика платят, к слову, те же утилизаторы. В общем, их прибыль — все, что остается между ценой у покупателей и орграсходами. Поэтому гораздо выгоднее утилизировать железнодорожные вагоны и рельсы, хотя оборудование позволяет разбирать и крупную бытовую технику типа холодильников.

Лихие разборки

— Утилизация 200 тыс. автомобилей — это капля в море, — делится со мной своим видением ситуации Воронцов, пока “шайтан-машина” резво пережевывает очередной кузов. — Наша шредерная установка способна перемолоть за час 50 машин. При двадцатичасовом рабочем дне работы для нас одних — полгода с хвостиком. А в России ежегодно выводится из эксплуатации до двух миллионов машин! И где они?..

— В лесу и на свалке, — робко решаюсь ответить на риторический вопрос моего собеседника. Шредерная установка плюется кучкой металла.

— Да если бы там! Это “черная” система утилизации. А есть еще и “серая” — авторазборки.

Действительно, весьма распространенная ситуация. Чтобы снять старый или аварийный автомобиль с учета, владельцу надо обращаться в органы автоинспекции, стоять в очереди, заполнять бумаги. Но есть и более легкий путь: газеты пестрят объявлениями о покупке таких транспортных средств. Продав машину-обузу, старый хозяин избавляется от головной боли с ее хранением. А новый тем временем разбирает ее на запчасти. Что можно продать — отправляется на разборки, остальное — на свалку или в металлолом. Каково качество запчастей, снятых с “битой” или старой “тачки”, остается только догадываться. И есть опасения, что практика скручивания запчастей со списанных легковушек может здорово навредить доброму имени эксперимента с утилизацией. Впрочем, это не единственная прореха в этом благом начинании, в которую, по мнению специалистов, могут утечь выделенные на программы деньги.

ДЫРА №1: ЗАПЧАСТИ

Именно поэтому утилизаторы не до конца доверяют системе, где снятые с учета автомобили собирают дилеры. “Я не исключаю, что может сработать фактор недобросовестности”, — предполагает Воронцов. Если машина снимается с учета в органах ГАИ, то у нее уже нет хозяина. Такие старушки будут ждать эвакуатора на стоянках. (Кстати, непонятно, кто за “постой” будет платить, дефицит парковок — не только московская проблема.) Бесхозность может соблазнить некоторых дилеров снять с ожидающих “последнего пути” машин запчасти и пустить их на рынок. А заводы не обязаны проверять, на месте ли у машины та или иная деталь. Им главное, чтобы на месте были оси, дифференциал, двигатель, трансмиссия, корпус.

ДЫРА №2: ТРАНСПОРТИРОВКА

Когда российский аналог зарубежной программы “деньги за драндулеты” обсуждался в общих чертах, речь шла о том, что он будет действовать только в 19 регионах страны. Затем его “расширили” на всю страну и добавили на транспортировку старых машин к месту утилизации еще миллиард рублей, в дополнение к 10 млрд. на скидки. Источник в Минпромторге отметил в беседе с корреспондентом “МК”, что ведомство не исключает и варианта морской перевозки автомобилей на перерабатывающие заводы: “Когда мы утвердим список утилизирующих организаций, у нас будет четкое понимание, что, куда и как надо везти”.

Вот в этом “как” кроется еще один рискованный момент. Миллиард рублей в буквальном смысле лежит на дороге. Кто будет следить за тем, чтобы цифры, вписанные в путевые листы транспортных организаций, совпадали с реально проделанным путем трейлера, нагруженного старыми кузовами? Если транспортное предприятие будет аффилировано с дилером, который собирает снятые с учета автомобили и отправляет их на переработку, то поле для завышения стоимости услуг перевозчиков открывается непаханное.

ДЫРА №3: ДЕФИЦИТ МАШИН

“По сути, эта программа касается небольшого круга дилеров, которые продают машины за 200—300 тыс. руб. Покупатели, которые готовы потратить на авто 500—600 тыс. руб., даже связываться с ней не будут”, — считает Воронцов. По его мнению, целевая аудитория эксперимента — малообеспеченные россияне, которые накопили или взяли в кредит 150—180 тыс. руб., и скидка от государства в размере 50 тыс. руб. дает им возможность купить недорогое, но новое транспортное средство. Такие покупатели серьезно относятся к переплате в 10—20 тыс. руб. за дополнительные опции. Кроме того, правительство продлило на 2010 год программу субсидирования процентной ставки по кредитам на покупку собранных в России легковушек не дороже 600 тыс. руб. К слову, скидку в 50 тыс. руб. разрешено суммировать с льготным кредитом. В общем, спрос поддержан по полной программе. Таким образом, очередь на самые популярные комплектации недорогих машин отечественного производства почти неизбежна. Это ли не соблазн для дилеров помочь обойти очередь за небольшую плату “мимо кассы”?

Прибыль уйдет в утиль?

В московской и питерской агломерациях утилизацией авто займутся 10 предприятий. Однако все ли существующие в России площадки для переработки лома металлов способны выдержать рентабельность при “распиле” автокузовов? “На всю Россию есть 6—7 шредерных установок. Три из них, включая нашу, в Подмосковье, по одной — в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае, пытаются построить подобный комплекс в Новосибирске, — рассказывает Воронцов. — Такие установки имеет смысл ставить только в городах-миллионниках”. Приобретение действительно современного комплекса по переработке старых авто — дорогое удовольствие; завод в Некрасовке рос до такого уровня десять лет, стоимость оборудования владельцы оценивают в 70—80 млн. долларов. Кстати, недавно здесь консультировали “АвтоВАЗ”, который рассматривал возможность открыть в Тольятти подобную линию. Но цена вопроса депрессивный автогигант отпугнула. В общем, переработка “автосырья” — удовольствие дорогое. Впрочем, в Минпромторге постоянно подчеркивают: программа является всего лишь экспериментом, который призван наладить хотя бы основы принятой во всем мире утилизации отслуживших свое транспортных средств. Но получится ли? Ведь предварительно называется цифра в 50 площадок для утилизации, и лишь единицы из них отвечают мировым стандартам.

Созданию такой системы мешает и еще одна, системная проблема. В России нет фонда централизованной утилизации транспортных средств, подобно тем, в которые автопроизводители за рубежом отчисляют 50—250 евро с каждой проданной машины. Более того, российские законы запрещают иностранным производителям переводить сборы на утилизацию своей старой продукции в Россию. С другой стороны, когда эксперимент покажет, что у нас нет системы переработки вторсырья, это тоже будет результатом: тысячи людей все же поменяют машины, кто-то заработает на этом, кто-то — хорошо заработает. Вряд ли, впрочем, по итогам этой акции, которая, к слову, продлится всего лишь до 1 ноября, хоть одно предприятие получит субсидию не на автоперевозки, а на переработку шин в присадки для асфальта. Но это уже особенности менталитета — можно извлекать из отходов своей жизнедеятельности пользу. А можно в них жить.

МЕЖДУ ТЕМ

Будет ли автоскидка в 50 тыс. руб. облагаться НДС?

Этот вопрос все больше волнует потенциальных участников программы. Если да — государство заберет себе обратно 9 тыс. руб. в виде налога на добавленную стоимость. Скидка в 41 тысячу, конечно, тоже на дороге не валяется, но светлую идею госпрограммы налог на добавленную стоимость дискредитирует. За разъяснениями “МК” обратился в Министерство промышленности и торговли. “Что касается скидки дилера, то в этой части мы заканчиваем наши консультации с налоговыми органами. В настоящий момент мы убеждены, что, как и в случае предоставления обычных коммерческих скидок в автосалонах, предмета налогообложения для физического лица не возникает”, — пояснили в ведомстве. Теперь главное, чтобы с этой позицией согласилась ФНС. Ведь 18% от 10 млрд. руб., выделенных на скидки, — сумма немалая.

СПРАВКА "МК"

За какую машину можно получить скидку в 50 тыс. руб.?

За машину старше десяти лет, не тяжелее 3,5 тонны и принадлежащую одному человеку не менее года. Сдав ее дилеру госпрограммы (в столице ими стали в основном компании, которые и так владели фирменными автосалонами), можно получить сертификат на скидку и использовать ее при покупке одной из 66 более или менее отечественных машин, которые одобрены Минпромторгом.