Гусеницы от Хрущева

Честно говоря, по пути на эту выставку в стиле ретро копошилась в голове мыслишка: наверное, ничего такого из разряда «новой старины» на сей раз не покажут, а будут сплошные повторы с прошлых «Олдтаймеров»… Однако опасения не подтвердились — участники выставочного действа и на сей раз порадовали «свеженькими» раритетами.

Честно говоря, по пути на эту выставку в стиле ретро копошилась в голове мыслишка: наверное, ничего такого из разряда «новой старины» на сей раз не покажут, а будут сплошные повторы с прошлых «Олдтаймеров»… Однако опасения не подтвердились — участники выставочного действа и на сей раз порадовали «свеженькими» раритетами.

Открытие выставки под «круглым» номером 15 — чем не повод поговорить об «олдтаймеровском» проекте в целом, о его перспективах?  


«Здесь уже выработался свой стиль, традиционно создается особая аура ушедших десятилетий прошлого века, — отмечает директор автомузея Евгений Бабурин. — Хорошо заметно, как с годами постепенно меняется отношение людей к самой идее сохранения, восстановления ретротехники, как развивается в России такое увлечение. Для многих любителей «старых колес» посещение выставки наверняка даст дополнительный импульс для более активной работы».  

В общем, сомнений нет — продолжение следует… А что же нынешний показ?  

Среди заявленных уникумов один из самых обсуждаемых — гоночный автомобиль ГЛ-1, собранный на заводе в Горьком в 1940 году под руководством инженера Евгения Агитова. За основу взяли шасси и агрегаты серийной «эмки» ГАЗ-11-73 с шестицилиндровым двигателем, изготовили специальный кузов с каплевидным колпаком над головой водителя и с обтекаемым выступом с левой стороны кокпита (там было предусмотрено пространство для размещения локтя руки гонщика). Стосильный «движок», оборудованный двумя карбюраторами, позволил проявить этой машине рекордную резвость — более 160 км/ч. Гоночная машина, изготовленная в единственном экземпляре, не сохранилась, однако в наши дни специалисты из мастерской Александра Бушуева взялись за ее воссоздание по сохранившимся чертежам и фотографиям. Работы длились более трех лет и были окончены лишь в начале 2010 года.  

Из числа самых редких на выставке не было конкурентов… Studebaker! Нет-нет, речь вовсе не о столь знакомом нам грузовике. Вместо грубого армейского «трехосника» посетители смогли увидеть роскошное купе Studebaker Golden Hawk — золотистая окраска, оригинальные вырезы по бокам радиатора, характерные вогнутые «плавники» на задних крыльях… Таких машин было выпущено с 1956 по 1958 год всего 878 штук. В проведенных тест-заездах самых известных американских спорткаров того времени «Золотой ястреб» (так переводится название машины) продемонстрировал лучшие динамические показатели. Благодаря 275-сильному двигателю объемом 5,8 литра он разгонялся до 60 миль в час менее чем за 8 секунд и мог развивать максимальную скорость 201 км/ч.  

А вот титул «самый-самый свежий экспонат», похоже, следует присвоить угловатому «бензиномотору» на колесах с деревянными спицами. Это одно из ранних творений знаменитой фирмы Форда — Ford N образца 1905 года выпуска. Большими сериями такие легковые автомобильчики выпускать так и не стали, однако в пропорциях «физиономии» столетнего «американца» угадывается что-то очень знакомое… Ну да, прямым наследником этой модели стал знаменитый Ford T. Раритетный американский «мотор» совсем недавно был приобретен для российского коллекционера в Германии и сразу попал на выставочный подиум.  

Всеобщее внимание привлек к себе правительственный лимузин ЗиЛ-111Г, выпущенный в 1963 году. Автомобили этой модели редко можно встретить в музеях и коллекциях, но данный экземпляр — еще и мемориальный. Именно его обстрелял террорист-одиночка Виктор Ильин во время покушения на Лео­нида Брежнева 22 января 1969 года. В тот день торжественно встречали экипажи двух орбитальных станций «Союз», вернувшиеся из космоса. На въезде в Боровицкие ворота Кремля одна из машин правительственного кортежа, в которой сидели космонавты, подверглась нападению: Ильин ошибочно полагал, что именно в этом лимузине едет генсек, и открыл огонь одновременно из двух пистолетов. В ЗиЛ угодило девять пуль. Одна из них прошла в нескольких миллиметрах от виска космонавта Алексея Леонова, другой пулей был смертельно ранен водитель машины — старший сержант Илья Жарков.  

Про осужденного террориста и его дальнейшую жизнь не раз писали газеты, а вот судьба еще одного участника тех трагических событий — расстрелянного в упор автомобиля ЗиЛ — оставалась «за кадром». Неизвестные факты судьбы «сто одиннадцатого» автору этих строк удалось узнать от сотрудника автомастерской «Автомобилист», в которой восстанавливали мемориальный автомобиль.  

Оказывается, этот ЗиЛ хотя и отремонтировали после покушения, в ГОНе оставлять не стали. Машину с «черной меткой» в биографии «сослали» из столицы на периферию — в Ставрополь, где она несколько лет возила местное краевое начальство. Потом лимузин оказался в распоряжении директора одного из местных совхозов. В начале 90-х им заинтересовались представители тольяттинской криминальной группировки, которые решили заработать на мемориальном авто. Они выкупили ЗиЛ «по бартеру»: взамен его отдали шесть новеньких ВАЗов — три «Нивы» и три «семерки». После этого машину пристроили на завод имени Лихачева для косметического ремонта, а потом перевезли в Германию. Новые владельцы надеялись там выгодно продать «кремлевский» ЗиЛ какому-нибудь коллекционеру. Однако из этой затеи ничего не вышло: «сто одиннадцатый», оставаясь за границей почти десять лет, так и не обрел хозяина-иностранца. В 2003 году это историческое авто приобрел один из российских любителей ретромобилей. Более трех лет шла тщательная реставрация лимузина, но следы покушения при этом убирать не стали — на пепельнице, под обшивкой на двери водителя и в боковой стойке так и видны отметины от пуль. Буквально накануне открытия весенней «Олдтаймер-галереи-2010» все работы были закончены.  

Очень необычный (хотя и неказистый с виду) экспонат продемонстрировала мастерская Евгения Шаманского. На стенде было выставлено находящееся в процессе реставрации шасси грузового ЗиС-33, собранного в 1940 году. «Крестным отцом» необычного грузовика-вездехода, снабженного гусеничным движителем, был не кто иной, как Никита Хрущев, в ту пору первый секретарь ЦК ВКП(б) Украины. Осенью 1939 года Никита Сергеевич часто приезжал в полки Красной армии, продвигавшиеся вглубь Западной Украины, только что включенной в состав СССР, и лично наблюдал, как беспомощно буксуют в грязи наши армейские трехтонки и полуторки. Зрелище печальное, и партийному лидеру очень хотелось предложить какой-нибудь выход, но идея пришла в голову не ему, а его личному водителю: что если «обуть» задние колеса обычного ЗиС-5 в гусеницы наподобие танковых? Таким образом путем минимальных переделок в конструкции можно создать машину-вездеход. Идея очень понравилась Хрущеву. По его распоряжению на Харьковском машиностроительном заводе две трехтонки оперативно поставили на гусеничный ход и отправили для испытаний на полигон. Учитывая, что автором идеи значился лично Никита Сергеевич, результаты этой проверки можно было предугадать: конструкция получила положительные отзывы (хотя в действительности военные нашли у такого грузовика немало недостатков). Вслед за тем в верхах было принято решение о безотлагательном налаживании выпуска грузовика-вездехода, получившего индекс ЗиС-33, на московском автозаводе. Первые серийные автомобили вышли из цехов уже в январе 1940 года и даже успели принять участие в военных действиях на советско-финском фронте. Именно там выяснилась малопригодность «тридцать третьего» к работе: масса «гусеничной навески» была чересчур велика, эти механизмы часто выходили из строя, а вдобавок вездеход оказался очень «прожорливым» — расход топ­лива на гусеничном ходу составлял 100 литров на 100 километров! Сборку таких гибридов прекратили, а все готовые ЗиС-33 передали колхозам, где их переоборудовали в обычные трехтонки.  

От нескольких сотен собранных на заводе полугусеничных грузовиков почти ничего не осталось, так что реставраторы, занимающиеся восстановлением необычной машины, испытывают большие проблемы с поиском необходимых деталей и узлов для «тридцать третьего».

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Приближающийся юбилей Победы не мог не сказаться на составе экспонатов выставки. Сразу в нескольких местах демонстрировались образцы армейской техники времен Второй мировой.

Легендарная полуторка военного времени. Ради тотальной экономии материалов и ресурсов конструкция горьковского грузовичка, модернизированного накануне войны и получившего новое обозначение — ГАЗ-ММ, была максимально упрощена. Взамен прежних штампованных крыльев скругленной формы стали делать Г-образные сварные, убрали передний бампер, правую фару, оставили откидным лишь задний борт кузова, а двери в кабине заменили брезентовыми пологами. Неказисто выглядели такие машины, однако с работой своей на фронтовых и тыловых дорогах справлялись нормально.

Необычное «автомобильное лицо войны» представил известный московский автореставратор Вячеслав Лен. На его площадке демонстрировался английский Humber F.W.D. образца 1941 года — полноприводная командирская машина с кузовом, имеющим брезентовые откидной верх и съемные боковины дверей. Внедорожник, снабженный двигателем мощностью 85 л.с., развивал максимальную скорость 75 км/ч. Экземпляр, выставленный в зале, — мемориальный: на этом Humber ездил командующий 8-й английской армией Монтгомери.