Утилизация и жлобство

В первую очередь потому, что не видели целевой аудитории.

Ведь если у человека нет денег до такой степени, что он «убил» свою машину и бросил ее под забором, то как ни давай ему в руки сертификат на 50 000 рублей, остальной суммы на покупку новой машины у него все равно нет. А если машина на ходу, то какой смысл ограничивать ее остаточную стоимость провозглашенным государством рубежом в 50 000 рублей, ведь на рынке ее можно продать дороже, к тому же за настоящие деньги, а не за промокашку с номиналом.


Но оптимистичный народ развеял опасения и массово покатил свои драндулеты в металлолом, получая взамен государственную бумагу на скидку. Оказалось, что как людей ни корми, а все равно найдутся голодные, способные за фантик с цифрами не только удавиться, но еще и бросить под пресс собственный автомобиль. Попутно госпрограмма всколыхнула законспирированных жлобов глубокого залегания, и по стране стали выползать люди, многие из которых и не собирались играть в такие игры. Но их очаровала мысль, будто государство проявило заботу и теперь самое время сыграть по предложенным правилам.


И случилось ужасное и непоправимое. Люди покатили в металлолом в том числе и музейные раритеты. В расчете на новые колеса они беспощадно выбросили ценности. Из-за желания покрасоваться и похвастаться новизной принялись уничтожать целый пласт технического наследия страны. То, что было символом времени, историей государства, социальным явлением, отправилось в утиль с обывательским равнодушием, низменным желанием урвать свое, опустошающим примитивом так и не состоявшейся культуры.


На уничтожение люди пригнали «двадцать первые» «Волги», «четыреста вторые» и «четыреста восьмые» «Москвичи», «девятьсот шестьдесят шестые» «Запорожцы»… С родными аккумуляторами, небитыми фарами, на родной резине, размерность которой уже ничего не скажет нынешним потребителям, с родной, не облупившейся краской. По свидетельствам лиц, причастных к процессу, эти машины пригоняли не внуки хозяев, молодые и жестокие к чужому и даже родному, особенно если это история страны, а первые владельцы — пожилые люди, прожившие с этой техникой всю жизнь, наездившие на ней немалые тысячи километров, бережно хранившие ее десятилетиями в гаражах. Но государева халява всколыхнула их души, лишила осознания себя и этой техники частью истории страны и погнала за наживой, в последний путь, в последний раз.


Некоторые люди с годами становятся умней, а некоторые — только старше...