Штраф сыграет в ящик. В почтовый…

Массовыми арестами может завершиться отпускной сезон для отечественных водителей: самый гуманный Верховный суд, утвердив Обзор судебной практики и российского законодательства за I квартал 2010 года, позволил всякому полпреду Фемиды бросать за решетку ни о чем не подозревающих и даже не совершивших никакого правонарушения граждан…

О бедном Петровиче замолвили слово…


До вмешательства Верховного суда в типичную для сотен тысяч автомобилистов ситуацию она выглядела примерно так: младший брат Иван Петрович, будучи собственником автомобиля, передавал его старшему брательнику Петру Петровичу по доверенности в простой письменной форме и до поры до времени о сделке забывал.


Напоминал о металлическом имуществе лишь почтальон, который периодически приносил младшему брату как собственнику автомобиля “письма счастья” с требованием заплатить штраф за прегрешения старшего брата, которые зафиксировали в автоматическом режиме развешанные на дорогах видеокамеры.


У Ивана Петровича со дня получения письмеца образовывались 10 дней, в течение которых он имел право пожаловаться в ГАИ: мол, не виноватый я — это все братан Петька… С него, мол, и спрос. А ежели никому не жаловался, то постановление о штрафе вступало в силу прямо на одиннадцатый день, с которого у Ивана Петровича образовывались аккурат 30 дней на уплату штрафа.


Иван Петрович как человек, окончивший целых восемь классов юридического колледжа, доподлинно знал: не оплатишь штраф вовремя — вредная судья может запросто пристроить за решетку аж на 15 суток. А пристав-исполнитель — поставить подножку при выезде Петровича за рубеж...


И потому, во избежание лишения свободы и права передвижения туда, где эта свобода имеется, Иван Петрович бежал в сберкассу и платил.


А вот теперь, после вмешательства в вышеописанную историю Верховного суда, у Ивана Петровича жизнь будет складываться совсем по-другому.


Причем наверняка — тюремная…


“Письмецо в конверте — погоди, не рви…”


“Ох, уж эти иваны петровичи, — разоблачая хитроумных, покачал головой Верховный суд, — не хотят, понимаешь, получать “письма счастья”. И удумал, как прищучить всякого петровича: мол, действительно, согласно статьям 30.3 и 31.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, постановление о штрафе (ежели оно не обжаловано) вступает в законную силу через 10 дней после его получения адресатом. Именно после получения! Причем под расписку, чтобы всем понятно было, с какого дня у Петровича начинается срок обжалования, а с какого он уже обязан заплатить.


Однако, рассудил Верховный, дабы Петрович гарантированно сделался обязанным государственной казне, вовсе не надо ждать, пока он постановление о штрафе получит.


И в своем Обзоре судебной практики прямо так и написал: при направлении должностным лицом копии постановления о привлечении к административной ответственности (и подтверждения информации о вручении постановления Петровичу) необходимо руководствоваться… нет, конечно же, не кодексом (пустое…), а… правилами оказания услуг почтовой связи. В соответствии с правилами, если почтальон не сумел вручить Петровичу письмецо и вернул его назад, в ГИБДД, будет считаться, что сотрудник ГИБДД на пару с почтальоном приняли все необходимые меры для вручения. А коли они такие молодцы, то днем вступления постановления в законную силу и автоматическим наступлением у Петровича обязанности штраф оплатить будет считаться день возвращения копии постановления о штрафе к его авторам — в орган ГИБДД.


И не так уж и важно, что ни один из многомиллионной армии петровичей о “приговоре” ни сном ни духом…


“А я в кино искала вас…”


Невразумительная может случиться картина: Иван Петрович, не подозревая, что на 25-м километре Ярославского шоссе его брательник Петр Петрович двигался со скоростью чуть больше дозволенной и попал под объектив видеокамеры, не ляжет в подъезде под почтовый ящик, чтобы не прозевать появления в нем подметного письма, а заляжет он по причине жаркой погоды где-нибудь на пляже под городом Сочи — отпуск, как-никак… А тем временем почтальонша, которой с отпуском не повезло, забросит в почтовый ящичек уведомление: мол, приходите, Иван Петрович, к нам и забирайте письмецо.


Отдохнувший Иван Петрович, возвратившись в дом родной, не будучи экспертом-криминалистом, вряд ли обнаружит в почтовом ящике следы уведомления. И на почту, ясное дело, не побежит.
И за его потемневшей от загара спиной начнут ворочаться такие же темные дела: гаишный старшина, получивший постановление взад, возьмется отсчитывать 30 дней, отведенных Петровичу на оплату штрафа, и на тридцать первый передаст постановление о штрафе приставам-исполнителям для принудительного взыскания долга. При этом твердой рукой старшина внесет Петровича в базу как злостного должника и практически негодяя. А другой старшина, где-нибудь на посту ДПС, вскоре разоблачит Петровича как неплательщика и доставит в обезьянник местного ОВД, чтобы поутру отправить в суд, где мировой судья в торжественной обстановке наградит Петровича дополнительным отпуском — на 15 календарных дней…


Впрочем, для подобного развития событий вовсе не обязательно нарушать должен один Петрович, а отвечать за него — другой, ведь не всякому собственнику автомобиля, нарушившему ПДД под оком видеокамеры, доподлинно известно, что его тоже “сосчитали”. Стало быть, он тоже не будет знать, что уже превратился в жертву милицейско-судебного заговора.


Иными словами, благодаря Верховному суду печальная участь может постигнуть даже тех, кто руль никому не передавал, а самолично прокатился с ветерком.


Печкины лавочки


Целесообразность такого маневра, придуманного Верховным судом, понятна: нет пощады уклонистам! Всякий петрович, сознательно бегающий от постановления, должен знать: за ним постановление до новых веников бегать не будет. Да, собственно, так им и надо.


Но причем тут иные, сознательные граждане, которым довелось загреметь с инфарктом в больницу или отчалить в кругосветное путешествие и которым временно не доведется проживать по адресу, указанному в постановлении о штрафе! И в чем виноваты те, чьи домашние адреса на почтовых отправлениях воспроизведены не полно или с ошибкой! Ведь отправленные им на деревню дедушке копии “приговоров” почта вернет в ГИБДД с тем же вердиктом: не проживает…


А ни в чем.


Не особенно озираясь на последних, Верховный суд и этих лишил права знать о том, что они задолжали государству несколько сот рублей, обрек на 15 суток административного ареста за неуплату и получение от пограничника пинка под зад при попытке выехать с семьей на Украину к тетке. А заодно фактически ограничил и право водителей на обжалование гаишного вердикта, ибо жалоба на постановление, согласно статье 30.3 КоАП РФ, “может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления”.


А кто ж ее получал? И каково обжаловать уже вступившее в силу постановление!


Понятно, что мировые судьи, трепетно берущие под козырек всякому наставлению свыше, будут руководствоваться не кодексом, а почтовой инструкцией, не законом, а целесообразностью.
А чем же руководствоваться обыкновенному водиле?


Похоже, что единственно верной мыслью: самому устроиться на работу почтальоном Печкиным…