Как “обрезали” членовозы

Движение “синих ведерок” вряд ли могло появиться полвека назад. И даже не потому, что страна была в отличие от нынешней малодемократичной. Просто тогда со спецсигналами активно боролись сами власти.

13 июля 1957 г. министр внутренних дел СССР Н.Дудоров собрал у себя руководство Отдела регулирования уличного движения (ОРУД) УВД Москвы. На этом совещании орудовцы представили министру специально подготовленную справку, в которой были перечислены наиболее популярные в ту пору автонавороты:


“В городе Москве на легковых автомобилях установлено множество различных опознавательных знаков в виде дополнительных фар с желтым и белым светом, цветовой окраски подфарников, окантовки номерных знаков светлыми металлическими рамками, изображение на ветровом стекле всевозможных знаков с номерами. На отдельных автомашинах приспособлены сигналы типа “сирена”. Наличие подобных сигналов, фар и других опознавательных знаков на автомобилях не предусматривается какой-либо необходимостью и лишь преследует цель преимущественного проезда, причем нередко по резервным зонам и осевым линиям улиц. Установлено, что такие автомобили двигаются с нарушениями правил движения, подают сигналы без крайней к тому необходимости и нередко создают опасную обстановку для остального транспорта и пешеходов…”


Впрочем, все присутствовавшие на заседании прекрасно знали, что некоторая часть машин снабжена дополнительными фарами (в то время — главный вид спецсигналов) на законных основаниях: это легковушки, предназначенные для “представителей властных структур”.


Много ли подобных “VIP-моторов” было тогда в городе? Министру Дудорову орудовцы представили соответствующий список. В нем значилось 117 лимузинов “ЗИЛ-110” и “ЗИМ”, принадлежащих “элитным” автобазам, обслуживавшим советы министров СССР и РСФСР, Управление делами МК и МГК КПСС, ЦК ВЛКСМ, Министерство обороны, Генштаб, Управление ПВО Московского округа… Вот лишь некоторые “персоны”, упомянутые в справке, подготовленной для совещания в МВД. На “спец-ЗИСах” и “спец-ЗИМах” ездили: 27 министров СССР (не считая самого генерала Дудорова); 9 секретарей МК и МГК КПСС; председатели Моссовета и Мособлсовета; начальник Главмосстроя (а в дальнейшем — “коммунистический мэр” Москвы) В.Промыслов; главнокомандующий войсками ПВО С.Бирюзов; комендант Московского Кремля А.Веденин; директор ЗИЛа А.Крылов…


Но в число “избранных” 117 лимузинов не попали, однако, машины с автобазы Управления делами ЦК КПСС, возившие “самых-самых” “первых лиц страны”: их существование вообще не подлежало никакому обсуждению “на уровне ОРУДа”.


Хотя информация о машинах из кремлевского гаража была засекречена, однако их примерное количество все-таки можно вычислить. На персональных “ЗИСах” со спецфарами и сиренами ездили в 1957-м сам Хрущев, все члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС, секретари ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР К.Ворошилов, министр обороны маршал Г.Жуков, заместитель Председателя Совмина А.Косыгин, председатель КГБ И.Серов… В общей сложности таких руководителей партии и правительства, постоянно работавших в Москве, насчитывалось тогда 28 человек, и, естественно, у каждого из них был “эксклюзивный” черный лимузин. Плюс к тому в гараже стояло еще несколько резервных автомобилей (они использовались в случае поломки основных машин, а также для обслуживания важных персон и иностранных делегаций, приезжающих в столицу)… Получается, что на автобазе Управления делами ЦК находилось штук 35 “членовозов”.


Значит, по Москве “образца 1957 года” разъезжало в общей сложности около полутора сотен “правительственных” автомобилей, снабженных спецсигналами на законных основаниях.


Предложенные на совещании у Дудорова меры борьбы с неконтролируемым разгулом “спецотметин” на московских машинах выглядели весьма радикально. Они были узаконены распоряжением министра внутренних дел от 17 июля 1957 г.


“1. Запретить в городе Москве установку на легковых автомобилях каких-либо дополнительных фар, прожекторов, цветных подфарников, не предусмотренных заводами — изготовителями автомашин, а также окантовку номерных знаков и применение других отличительных обозначений, а имеющиеся снять.


Госавтоинспекции УВД исполкома Мосгорсовета к 25 июля 1957 г. обеспечить выполнение этого требования всеми автохозяйствами города Москвы. Отделу РУД… после 25 июля 1957 г. не допускать к движению автомобили, не имеющие на дополнительные фары специального разрешения.


2. Оставить в виде исключения дополнительные передние фары на легковых автомобилях согласно прилагаемому списку.


3. УВД исполкома Мосгорсовета пересмотреть все разрешения, выданные на установку сигналов типа “сирена”…


Предупредить водительский состав автомобилей с сигналом “сирена” о пользовании этим сигналом в исключительных случаях и лишь при крайней к тому необходимости. Водителей, не выполняющих этих требований, привлекать к строгой административной ответственности.


Министр внутренних дел Союза ССР Дудоров”.


Любопытно узнать, кому же отныне было разрешено “в виде исключения” щеголять престижными прибамбасами на своем авто.


В приложении к приказу не упомянуты, естественно, “неприкасаемые” руководители партии и правительства. Но кроме них высокие милицейские чины предложили оставить на всю Москву лишь 25 персональных автомашин, снабженных спецсигналами — блестящей металлической окантовкой номерных знаков и дополнительными передними фарами. Н.Дудорову был дан на утверждение поименный список счастливчиков:


— секретари МК и МГК КПСС И.Капитонов, В.Конотоп, И.Марченко;


— председатели Моссовета и Мособлсовета Н.Бобровников и Н.Игнатов;


— председатель Госплана И.Кузьмин и его заместитель министр СССР М.Хруничев;


 — председатель ВЦСПС (в будущем — многолетний “хозяин столицы”) В.Гришин;


— министр иностранных дел А.Громыко;


— секретарь ЦК ВЛКСМ Н.Шелепин;


— Генеральный прокурор Р.Руденко;


— Маршалы Советского Союза И.Конев, Р.Малиновский, К.Москаленко, С.Бирюзов…


— управляющий делами Совмина А.Коробов…


Н.Дудоров, однако, решил дополнить предложенный список и лично вписал туда еще полтора десятка представителей силовых ведомств, в том числе трех своих заместителей по МВД СССР, министра внутренних дел РСФСР Н.Стаханова, четырех заместителей председателя КГБ, начальника 9-го управления КГБ (занимавшегося охраной первых лиц) В.Устинова, заместителя министра обороны маршала К.Рокоссовского…


“Избранники” радовались, чиновники, обделенные спецсигналами, негодовали. Впрочем, все эти эмоции оказались преждевременны. Не прошло и двух недель, как вдогонку к упомянутому уже распоряжению был подписан 30 июля тем же министром Дудоровым другой документ:


“В частичное изменение распоряжения МВД СССР №230с от 17 июля 1957 г. “Об упорядочении применения дополнительных знаков и сигналов на автомобилях в гор. Москве” пункт 2 указанного распоряжения отменить”.


Четыре десятка советских VIP-персон лишились права пользоваться на своих машинах спецсигналами. Можно лишь догадываться, чем была вызвана столь быстрая корректировка “лимузинового закона”. Наверняка десятки госчиновников высокого ранга оборвали телефон Дудорова, высказывая ему свое негодование и требование разрешить им прежнюю лихую езду по городу — с блеском спецфар и сиянием хромированной окантовки номерных знаков: “Почему это вот ему и ему можно, а мне нельзя?!!” Министру эти склоки быстро надоели, и он одним росчерком пера вообще извел под корень все исключения из строгих правил об использовании спецсигналов. Отныне они сохранялись (если не считать оперативные машины и автомобили экстренных служб) только на лимузинах кремлевского гаража.


Для всех прочих “важных шишек” сохранялся лишь единственный способ прокатиться по Первопрестольной с ветерком, не обращая внимания на светофоры и уличную разметку, — вызвать заранее милицейскую машину сопровождения и торопиться вперед под прикрытием орудовцев.


Конечно, это хлопотно. И далеко не всегда получится (если едешь, к примеру, на дачу — какая уж там сопровождающая машина ОРУД?!). Поэтому столь жесткие правила, ограничивающие использование спецсигналов, реально просуществовали совсем недолго. Представители советской верхушки всеми правдами и неправдами (“в виде исключения”) добивались-таки в МВД разрешения на установку дополнительных фар, на сирены для своих персональных авто.


Лавина машин со спецсигналами снова стала неудержимо расти до следующей “противосигнальной” кампании.

СПРАВКА "МК"

В 1894 г. в журнале был опубликован забавный факт: некий велосипедист-оригинал ездил по городу на своем двухколесном “ровере”, посадив на руль дрессированного попугая, который громко кричал: “Пр-рочь с дор-роги! Пр-рочь с дор-роги!..” Видимо, это можно считать первым в истории случаем использования спецсигнала на “самодвижущемся” колесном агрегате.