Педагогическая поэма

Беспредельное всевластие отечественной придорожной милиции хоть раз да испытал на своей шкуре каждый российский автовладелец. Ошеломляющие поборы, откровенные подставы с целью «развода на бабки» — стиль и норма жизни современной ГАИ.

Однако методы, которые начала использовать в своей работе ГИБДД Татарстана, превосходят все разумные пределы. В этой республике повелители полосатых палок стали брать заложников. Причем в роли последних выступают… дети!


К тому же, как это принято в ГАИ, татарские блюстители дорожного порядка в очередной раз подменили законность целесообразностью с оттенком благородной маскировки. По статистике, у них в республике с начала года без спросу погибли 18 детей и еще 353 получили травмы, поэтому остальных срочно потребовалось спасти — и от смерти, и от родителей. Судя по всему, Татария настолько автономна и суверенна, что там даже Уголовный кодекс отличается от российского. Поэтому возможностям местных милиционеров в остальных регионах страны просто обзавидуются. Или, что особенно страшно, переймут печальный опыт.


Методика спасения цветов жизни по-татарски выглядит незатейливо. Инспектор прячется в засаде возле школы и ждет окончания занятий. Родитель приезжает на машине и пытается забрать ребенка. Инспектор стремительно проверяет автомобиль на наличие детского кресла, а если не находит, конфискует ребенка. Как только папа и мама кресло купят, дитя вернут.


Тут и начинаются нюансы. Удержание ребенка «в целях понуждения… гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения» на территории, подчиняющейся законам России, не что иное, как статья 206 УК РФ «Захват заложника», что гарантирует заботливому инспектору от пяти до десяти лет тюремной жизни.


Также попытка обменять ребенка на кресло ничуть не хуже описана еще в одной статье, имеющей влияние на территории России, — 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». В ней сказано, что лицо, занимающее государственную должность (а гаишник по документам чаще всего — государственный инспектор), за подобное спасение ребенка от родителей либо платит государству штраф от ста до трехсот тысяч рублей, либо садится обдумывать ситуацию на срок до семи лет. Однако глава ГИБДД республики Рифкат Минниханов ничуточки не сомневается в правомерности подобных действий:


— Нравится родителям или нет, мы будем настаивать, чтобы были специальные удерживающие устройства, чтобы были ремни безопасности. Мы скажем, что ребенка из школы не отдадим. Может, это кощунственно, может, это перебор, но ради жизни наших детей я считаю, что надо иногда использовать наш административный ресурс, чтобы иметь результат...


А поскольку административного ресурса у Рифката Нургалиевича как старшего брата президента республики, как вы понимаете, хоть отбавляй, то и заложников у его ведомства в ближайшем будущем (если прокуратура не остановит) будет хоть отбавляй. Впору специализированные зинданы строить.


При этом г-н Минниханов ничего не рассказал про «пешеходных» детей. Будут ли их отбирать у родителей, когда они переходят дорогу в неположенном месте? А что ГАИ станет делать с родителями, ведущими детей за ручку на красный свет? Да и вообще, инициативу эту можно серьезно расширить и углубить. Например, у автомобилистов, проехавших на красный свет или даже незначительно превысивших скорость, отбирать на пару лет жен, пока ГАИ не убедится, что человек перестал строить из себя Шумахера. За непристегнутый ремень конфисковывать родителей. И если учесть, что до предела завернутые гайки в виде неоправданно высоких штрафов себя уже исчерпали, а других способов борьбы с аварийностью ГИБДД придумать не в состоянии, практика взятия в заложники членов семьи нарушителей может быть введена на вполне законодательном уровне. Особенно если учесть, что депутатский корпус на ура принимает все репрессивные новации, предлагаемые ГАИ, не очень-то задумываясь над их целесообразностью и соответствием сложившимся реалиям.


Про коррупционную составляющую татарского опыта и говорить нечего. С пеших родителей взять деньги трудней, чем с моторизованных. Да и водители к взяткам привычны. И уже можно предположить тариф. Если по обычной схеме (50:50), учитывая стоимость кресла (максимум 15 000 рублей), то выкуп конфискованного ребенка обойдется папе с мамой минимум в 7500 рублей, предельная же ставка может быть любой. И еще любопытно узнать: не торгует ли кто из родственников татарских властителей детскими креслами и другими удерживающими устройствами?

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Геннадий ГУДКОВ, заместитель председателя Комитета по безопасности Госдумы РФ:


— Это форменное безобразие! Издевательство и над родителями, и над детьми. Ни в одном кодексе нашей страны нет такой санкции, как удержание ребенка. Максимум, что может сделать в этом случае инспектор, — наложить предусмотренный законом штраф. И то только после того, как автомобиль тронется. При посадке маленького пассажира и отец, и мать квалифицируются как собственники или пользователи транспортного средства, но никак не водители. Подобная инициатива как конкретный случай должна стать объектом пристального внимания прокуратуры. Что же касается ГАИ в целом, раз уж все общество обсуждает законопроект «О полиции», то, несомненно, в нем должна идти речь и о коренной перестройке дорожной инспекции. Кстати сказать, у моей десятилетней внучки рост уже 160 см, она просто не помещается в детское кресло…

Леонид ОЛЬШАНСКИЙ, вице-президент Движения автомобилистов России:


— Если сотрудник ДПС препятствует посадке в машину ребенка, а уж тем более удерживает его, ему нужно заявить, что он не судебный пристав и решения суда по этому поводу нет. Во-вторых, ему «светит» уголовная статья за превышение власти. Поэтому можете смело своего ребенка вырвать у инспектора силой и посадить в машину. Если же завязалась драка, звоните «02».