Гримасы эволюции

Таганрогский автомобильный завод загнан в угол, поставлен в неудобную позу на колени и исподтишка смотрит в не очень отчетливое завтра. Отношения с корейским «Hyundai» подошли к концу.

Внедорожники, сделанные из престарелых SsangYong, пока не выпускаются, но и не продаются, оставшись на складах. Но самое главное — деловая репутация предприятия. Желающих иметь с ТагАЗом дело почему-то крайне мало. Даже всеядные китайцы осторожничают, помня уникальный скандал с Chery Tiggo, когда в мире был впервые создан удивительный прецедент — русские наладили контрафактный выпуск китайских подделок.


На счастье тагазовцев, китайских производителей больше логичного, и, несмотря ни на что, остаются желающие рискнуть. Первой отважной стала фирма по выпуску батареек для мобильных телефонов BYD, семь лет назад по случаю купившая банкрота «Qingchuan» и с тех пор пугающая мир то своими автомобильными поделками, то угрозой заполонить ими планету. На ТагАЗе они будут радостно делать версию ворованной старой Corolla под именем F3. На независимом краш-тесте в Тольятти по методике EuroNCAP машина набрала 6 баллов из 16 возможных. Для нашего будущего автомобиля это позор и позавчерашний день. Но ради денег так хочется пойти на все...


Но одного убогого китайского автомобиля для завода мало. Поэтому возникла идея попробовать зазвать следующего рискового парня. Им изготовилась стать фирма JAC со своей пародией на давний корейский Santa Fe по кличке Rein. Для корейцев это был момент явного признания: раз их начали подделывать — значит, достойны. Теперь подделку попробуют производить на ТагАЗе.


Усилия завода понятны. Жить хочется, а легкие деньги в стране уже кончились. Поэтому сойдет любой продукт, лишь бы начать производство, а там видно будет. Но есть вот какой вопрос: а кто это будет покупать? Неадекватность цено­образования ТагАЗ показал еще на примере Hyundai, прикончив продажи Accent прыжком его стоимости на 25%. Но Accent был все-таки автомобилем, а не «китайцем».


У ТагАЗа печальная судьба. Одно время он был плохим комбайновым заводом. Потом приподнял голову, договорился с «Daewoo» и начал выпускать приличные машины. Не получилось. Кинулся к «Citroёn». Неудачно. Договорился с «Hyundai». Вроде стало получаться. Забрезжила стабильность, даже несмотря на странные финансовые схемы. Но в итоге полное фиаско, и сегодня важнейшая задача завода — учиться собирать китайские машины. Пройдя достаточно долгий и витиеватый эволюционный путь, он пришел к выпуску чужих поделок. Шампанского!