Проекты и прожекты

Иномарка у нас заведомо уважаема и воспринимается с доверием. Хотя когда «Ford» только начал во Всеволожске делать Focus, это подстегнуло продажи Fusion. Народ оправдывался: при сопоставимой цене и сопоставимых размерах Fusion сделан немцами, а Focus — русскими...

Но постепенно публика попривыкла и привередничать перестала, тем более что промсборка одарила население не только дешевыми машинами народного класса «С», но и представительской Toyota Camry с Nissan Teana, а фирмы потратили часть бюджета на объяснения с народом и растущую в сердцах уверенность, что все эти автомобили по качеству от японских не отличаются.

Но уж в эти утверждения россияне не поверили и свое доброе отношение сфокусировали не на автомобиле в целом, а на особо важных нюансах, найдя утешение в иноземном качестве жизненно важного двигателя, коробки передач, особенно если она вариатор или «автомат», и трансмиссии в целом.

И тут российский премьер, катаясь на желтой Kalina по Забайкалью, рассказал о светлом будущем промсборки, и вот уже готов документ, меняющий параметры удовольствия. Самое страшное в грядущих поправках даже не локализация до 60%, хотя и нынешние 30% не достигнуты большинством участников затеи. Самое ужасное — требование создать в стране производство двигателей и коробок передач мощностью 200 000 штук в год. Нашими руками двигатели не рискуют собирать даже на «Uz-Daewoo». Когда родной пролетариат под присмотром иностранцев варит кузов или прикручивает колесо, возможные последствия все равно устранимы и, несмотря на масштаб и трагизм, оставляют автомобилю шанс остаться приличным товаром. Но когда мы станем собирать двигатели, да еще по 200 000 в год, тогда шансов не останется. Сопутствующая неприятность в том, что в мире двигатели руками уже не собирают. Например, те же корейцы из «Hyundai» отдали этот процесс роботам, и они, безошибочно соблюдая технологию и производственную культуру, делают моторы недосягаемого качества. А чтобы наладить у нас выпуск 200 000 двигателей, надо либо городить полностью роботизированное производство, которое не окупится, либо дрессировать пролетариев, что не удалось на протяжении всего ХХ века. Коробка передач по сложности и мучительности последствий из этой же категории. Не говоря уже про вариаторы и «автоматы».

Еще одна ловчая яма грядущего постановления о промсборке — обязательный выпуск товарных автомобилей в количестве 300 000 в год. Куда такую прорву? На экспорт они не пойдут — у страны не тот имидж, чтоб за русскими автомобилями выстраивались в очередь. А внутри страны при нашей покупательной способности и «жадных» ценах их тем более некуда девать. А чтобы все это пристроить, придется не только цену снизить, но и модельную политику пересмотреть, выпуская вместо приличного во всех отношениях Focus сомнительную Tata Nano.

Единственное, что иностранцы сделают более-менее охотно, это вежливо создадут по новому постановлению требуемые центры разработок и инжиниринга. Один письменный стол, свеженькая секретарша, компьютер с «Тетрисом» — и вот вам русский инжиниринг с разработками.