Слово президента – закон. Сухой

Это с необычайной легкостью доказали журналисты «МК» и депутат Госдумы РФ, принявшие участие в организованном редакцией круглом столе, на котором обсуждались проблемы, возникшие у водителей с принятием так называемого закона о «нулевом промилле».

Но обо всем по порядку. Перед тем как сесть за круглый стол, трое добровольцев прошли тщательное клиническое обследование у специалиста. И эксперт Общественной палаты РФ, врач-психиатр, окружной нарколог ЮЗАО Сергей Полятыкин, изучив походку, цвет лица испытуемых, заглянув им в глаза и рот, поставив в позу Ромберга, вынес однозначный и даже безапелляционный вердикт: трезвы до безобразия. Но затем «слово взяли» новейший алкотестер и вооруженный им заместитель начальника ДОБДД МВД РФ генерал-майор милиции Владимир Кузин. И ситуация резко изменилась — один из журналистов оказался пьян на целых 0,27 промилле. Между тем потенциальный «лишенец» был виноват лишь в том, что страдает жуткой аллергией на все цветущее, распускающееся, плодоносящее, увядающее, пылящее и просто резко пахнущее, а потому утром (за несколько часов до теста!) выпил необходимое лекарство. Причем, заметим, спиртонесодержащее. Однако организм отреагировал неоднозначно. И на дороге, в боевых, так сказать, условиях мой коллега стопроцентно бы попал под лишение водительских «прав».

Впрочем, для представителей СМИ это не стало откровением, ведь о недопустимости принятия сухого закона на дороге мы выступали без малого год, но так и не были услышаны во властных коридорах.

А вот председатель Комитета по безопасности Госдумы РФ Владимир Васильев был неприятно удивлен, когда гаишный прибор «лишил» его «прав» через десять минут после того, как депутат выпил едва ли сто граммов кваса. Владимир Абдуалиевич долго изучал бутылку с безалкогольным напитком и, только прочитав на этикетке, что в жидкости содержится 1,5 процента спирта, успокоился. После чего призвал присутствующих внимательнее относиться к потребляемым ими продуктам, особенно перед поездкой.

Хотя почему в угоду непродуманному закону и сержанту Пупкину, тупо его исполня­ющему, я должен отказываться (особенно в жару) от кваса — одного из немногих напитков, которые не просто вкусны, но и действительно утоляют жажду, — лично я так и не понял. Тем не менее, чтобы не ходить после встречи с инспектором несколько лет пешком, я перед поездкой должен отказаться не только от кваса, но и от, скажем, острой пищи. А миллионы россиян: аллергики, астматики, диабетики, люди, страдающие различными желудочными заболеваниями, — вообще от руля. Потому как принимаемые ими препараты, как правило, значительно повышают естественный алкогольный фон (который и без того может доходить до 0,4 промилле). А ликвидированное по воле президента примечание к статье 27.12 КоАП РФ, в котором говорилось, что под состоянием опьянения следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в количестве 0,3 и более граммов на литр крови или 0,15 и более миллиграммов на литр выдыхаемого воздуха, дает придорожным милиционерам полное право считать таких людей пьяными. 

— И самое страшное, — прокомментировал проведенные тесты другой участник круглого стола, член Общественной палаты РФ, руководитель рабочей группы по совершенствованию антинаркотической политики и реформе системы наркологической помощи Олег Зыков, — что безосновательно обвиненный в пьянке человек не сможет, как раньше, апеллировать к медикам. Минздрав разработал (и на днях принял. — Ред.) поправки в свой 308-й приказ, исключающие из действующего документа нормы по определению клинических признаков опьянения! Теперь все определяют только приборы. Медиков, по сути, отстранили от процедуры освидетельствования. Другими словами, глоток кваса, безобидное лекарство да и просто погрешность милицейского алкотестера могут стать для вполне законопослушного гражданина приговором. Кто и зачем ввел президента, инициировавшего подобное изменение КоАП, в заблуждение, остается только догадываться…

И похоже, попавшему в подобную ситуацию водителю остается уповать только на суд, справедливый и беспристрастный. Увы, но и тут ловить нечего. Судя по справке, которую подготовил к нашему круглому столу Мосгорсуд, из 6430 дел по пьяным водителям, рассмотренных столичной Фемидой за первые шесть месяцев этого года, лишь 141 было прекращено. А сегодня, спустя три месяца после изменения «пьяной» статьи КоАП, врачи, как сообщает источник в цитадели московской наркологии — в 17-й наркологической больнице, буквально завалены судейскими запросами о том, как трактовать сотые и даже тысячные (!) доли промилле, на основании которых и без клинической картины на водителей составляются протоколы и направляются в суд.

То есть в недоумении все — и простые водители, и медики, и даже гаишники. Владимир Кузин, например, так и не смог внятно ответить, как новая норма повлияет на повышение безопасности дорожного движения и уровень коррупции в его и без того погрязшем во взяточничестве ведомстве. Оставил он без комментариев и тот факт, что «нулевое промилле» противоречит Венской конвенции о дорожном движении, на которую обычно придорожные милиционеры так любят ссылаться. А ведь этот документ обязывает страны-участницы определить «допустимый законом уровень содержания алкоголя в крови, а в соответствующих случаях — в выдыхаемом воздухе». Владимир Викторович лишь процитировал ставшую уже легендарной поговорку бывшего начальника российской ГАИ, а ныне сенатора Владимира Федорова, что «мы — люди государевы и принятые законы должны исполнять», и сослался на то, что «у ГИБДД пока нет достаточной статистики для того, чтобы сделать четкие выводы и оценить результаты полного запрета употребления алкоголя за рулем». (Кстати сказать, генерал Федоров был одним из немногих, если не единственным человеком во власти, кто официально выступил против «линии партии», направив в администрацию президента свои возражения по обсуждаемой проблеме. Услышан, разумеется, не был.)

Тем не менее некоторая надежда на то, что пороговые нормы содержания алкоголя в крови водителя могут быть возвращены, остается. По крайней мере Владимир Васильев, подводя итоги круглого стола, подобного развития событий не исключил. Правда, добавил он, если это и случится, то одновременно еще больше — вплоть до конфискации транспортного средства — ужесточится и наказание за езду подшофе, а сам порог не превысит значения в 0,1–0,2 промилле (что в принципе вполне достаточно для того, чтобы исключить описанные выше спорные ситуации). В любом случае, согласился депутат с представителем автоинспекции, прежде чем принимать решение, нужно действительно посмотреть на динамику «пьяных» аварий и оценить тот эффект, который даст стране правило «нулевого промилле».

…Другими словами, еще как минимум девять месяцев (до годовщины сухого закона), пока картинка не выкристаллизуется во всей своей статистической неприглядности, любой моторизованный россиянин рискует остаться без колес, если неправильно ответит на традиционный гаишный вопрос: «Ну, что будем делать, командир, какие предложения?»