Народ против

Пишу в последний раз. На эту тему. Потому как бесполезно. Потому как власти не хотят понять. Что народ против. Категорически. Мигалок. Маячков-своячков. Они обрыдли. Смертельно. Как и те, кто ездит. Под их сенью.

Народная мысль. Еще советских времен. Хочешь заволокитить дело — создавай комиссию. Создали. На днях. Специальную. Во главе с вице-премьером. (Чтоб гуще была туфта.) «Для упорядочивания». (А не запрета.) «Чрезмерного использования». (Любое их использование — чрезмерное. Нарушающее конституционное право. Каждого человека. Свободно перемещаться. По стране. По дорогам.) «Мигалок». (Символов неравенства. Привилегий. Чиновников и всяких крутых. Над гражданами. Этой страны.) «В связи с негативной реакцией». «Населения». Господа, мягко сказано! И поздновато. Народ терпеть уже не хочет! Потому как понимает: никто и никогда не сможет точно сказать, сколько в стране маячков. На дорогах. Потому как никто и не хочет этого знать. Во власти. Потому как они еще и покупаются. Или просто водружаются. На крышу дорогого авто. Маячок — символ статуса. Им пользуются всегда. Даже для поездки в баню. То есть, как правило, не по служебной надобности. «Мигалочник» — свой. Для власти. Любой масти. А потому человек с мигалкой — хуже. Человека с ружьем. Убив другого, он уйдет. От ответственности. Его отмажут.

Мигалки — лишь часть ненавистной системы. Привилегий. Сохранившейся от советской власти. Они, видно, неискоренимы. При нынешней власти. Демократической. Какое-то неизбывное зло. Народное. Но народо­население давно против. Любых привилегий. Оно не понимает, почему у чиновников спецмашины, спецзарплаты, спецеда, спецбольницы, удлиненные отпуска, повышенные пенсии, дешевые санатории. Спецгосномера. Спецкортежи. И прочее спецдовольствие. При этом чиновников слишком много. Половина — бездельники. С каждым днем их все больше (закон Паркинсона). В провинции чиновники — все друг другу родственники. Или приятели. Или близкие знакомые. К тому же воруют. Берут взятки. Массово, как правило. За что им еще и привилегии?!

Есть последнее народное предложение. Всем, кто хочет мигалку, — дать. Но за пять миллионов рублей. Или двадцать. Пусть ездят. Будет понятно, кого отстреливать.

Бывший столичный мэр обронил как-то: «У нас всякий прыщ с мигалкой. Сто раз прав. Хотя его супруга тоже пользовалась. Для поездки по магазинам.

Надоело. Не хотим маячков-своячков.