Секон-хэнд возвращается

Проблемой старения автопарка отечественные власти озаботились еще в середине «нулевых». Тем не менее, в конце прошлого и начале текущего годов братья-белорусы статистику по старым иномаркам подпортили нам более чем основательно.

Теперь же, когда транспортный контроль между странами в рамках таможенного союза отсутствует как класс, обзавестись более-менее свежей машиной стало еще проще. До отмены транспортного контроля самая простая «серая» схема ввоза и легализации старых машин выглядела следующим образом – россиянин приезжал в Беларусь, покупал там приглянувшийся автомобиль, снимал его с местного учета и получал комплект документов на вывоз. Но было при этом надо соблюсти одно важное условие – автомобиль должен был быть растаможен на территории РБ до 1 января 2010 года, в противном случае, новоиспеченному владельцу пришлось бы еще раз оплачивать «таможню» машины в России по текущим тарифам.

Следующим, но последним препятствием в легализации старого автомобиля в нашей стране является получение ПТС. Платить ничего не надо, однако российские таможенники не выдают его без… сертификата соответствия экологическим нормам Евро-4. Но эта проблема, как показывает практика, решается за 15-17 тысяч рублей, причем, независимо от возраста авто: платишь, значит – соответствуешь, главное, чтобы орган выдавший свидетельство имел соответствующую лицензию. Мало того, по некоторым данным в последнее время в таможню достаточно предоставить некую справку, свидетельствующую о том, что выхлопы соответствуют заявленному стандарту. Она на порядок дешевле и выдают ее все кому не лень, как в России, так и в Беларуси. Все, после этого юридических оснований для отказа в выдаче ПТС нет никаких. Максимум, что возможно – пара недель ожидания, что связано с задержкой в обновлении таможенных баз.
Сегодня же все еще проще. Согласно нашему законодательству, автомобиль с номерами иностранного государства может находиться на территории России не более полугода, после чего он должен покинуть территорию и пересечь границу заново. Теперь, когда транспортный контроль на границе отменен, определить, сколько времени прошло с момента ввоза машины может разве что провидец. Мониторить транспортный поток попросту некому. То есть человек просто приезжает в Беларусь, покупает машину по доверенности и спокойно въезжает в Россию. Еще в марте таких покупателей на границе разворачивали без лишних объяснений, теперь он волен ездить по любым дорогам, ни в чем себе не отказывая. Как вариант, гражданин России может также оформить регистрацию, скажем, в Минске или Витебске, купить машину и поставить ее на местный учет. После, все идет по той же схеме.
Не так давно директор департамента автомобильной промышленности Минпромторга Алексей Рахманов заявил, что ничего страшного в этом не видит, мол, перекупщики и неофициальные дилеры заработать на этой схеме не могут, а россияне получать белорусскую прописку ради машины массово точно не станут.

В принципе, он прав, если бы целый ряд «но». Первое – старая схема продолжает работать, значит, легализовать старые автомобили в нашей стране стало еще проще. Мало того, с учетом упрощения постановки на учет, среди них могут оказаться, мягко говоря, не совсем юридически чистые.

Во-вторых, эксплуатация автомобилей с белорусскими номерами – очередной повод не платить ни пошлины, ни налоги, ни… штрафы. По сути, владелец такого авто может творить на дороге все, что ему заблагорассудится. В крайнем случае, имея белорусскую регистрацию, он сможет получить и белорусские права.

В-третьих, по новой схеме можно купить и эксплуатировать в буквальном смысле любой автомобиль, хоть годовалый, хоть тридцатилетний. И проблема последних стоит крайне остро. Подобный автохлам у соседей стоит в пределах тысячи американских рублей. И для машины сегодня это уже не деньги, особенно, если учесть, что программа утилизации – главный поставщик списанных авто для отечественных «бомбил» подошла к концу. Ну а про техническое состояние проще вообще не вспоминать. Достаточно личного опыта. Из пяти привезенных для продажи автомобилей, купленных в Беларуси, ни у одной не было «честного» пробега. В лучшем случае – триста тысяч километров, в особо сложном – более четырехсот. Одометры при этом «скручены», как минимум, вдвое-втрое: стандартный показатель – 120-130 тысяч. И ведь речь о машинах, выпущенных в 2004-2006 годах, а там в продаже есть авто, которым по двадцать лет от роду и нынешние владельцы, думаю, мечтают от них избавиться. Комментарии тут, похоже, излишни.

Ну и финальный аккорд – чистая экономика. Будучи гражданином России, покупатель авто с белорусским учетом зарабатывает деньги здесь, а тратит их в другом государстве, совершая, притом, покупки весьма сомнительного качества. Помнится, на заре борьбы с импортом сильно подержанных машин это было чуть ли не главной причиной ввода заградительных пошлин, наряду со стремлением поддержать российский автопром и повысить безопасность, и надежность частного автопарка. Так зачем было огород городить.