Пять русских империй

«Volvo» любит устраивать пробеги по России, причем, каждый раз полутуристическая, полуавтомобильная акция привязывается к какому-то историческому событию или эпохе. Но в этом году у шведов получился некий «summary».

Впрочем, получилось все довольно символично: пятый год традиции, пятый пробег и сразу по истокам пяти российских империй. Шведы даже идейного вдохновителя подобрали под стать – самого главного историка страны г-на Проханова. Боюсь, я не являюсь ярым поклонником последнего, и вообще довольно скептически отношусь к исследованиям современных историков, которые почему-то предпочитают трактовать те или иные события с оглядкой на собственные политические убеждения. Тем не менее, погрузиться в историю, проведя некие параллели с современными реалиями, как правило, не только познавательно, но, порой, очень полезно. Кроме того, лично мне, как автомобильному журналисту сие мероприятие было интересно еще и потому, что в рамках пробега удалось испытать не только новый Volvo V60 Sport Wagon, но и моторы GTDi (копия «фордовских» EcoBoost), появившиеся летом этого года под капотами кроссоверов ХС60.

Старт состоялся в Москве, давно превратившейся из просто столицы в главный имперский символ. Но на все у нас было всего четыре дня, за которые нужно было, так или иначе, прочувствовать все эпохи, начиная с Киевской Руси. До Киева за это время добраться можно, но только до него и вернуться обратно, поэтому мы сразу отправились на запад. Не в Питер, во Псков, в земли, которые, по мнению Проханова, являются колыбелью российской государственности.

Впрочем, туда сначала нужно доехать. Федеральную трассу М-9 нормальным шоссе можно назвать только на отрезке между Москвой и Волоколамском. Уже в районе Шаховской она представляет собой обычную двухполосную дорогу. В Тверской же губернии, после Зубцова, рижская трасса и вовсе превращается в традиционное российское «направление». Средняя скорость движения около 30 км/ч, да и то в лучшем случае, так как покрытие – не асфальт, а сплошное нагромождение выбоин, трещин и заплаток, скапливавшихся на дороге лет десять. Не знаю, совпадение это или нет, но хуже всего дела обстоят в Нелидовском районе. В Островском или Западнодвинском асфальт еще более или менее, однако, в Нелидовском по обочинам вынуждены ездить не только легковушки, но и фуры.

И именно там автор этих строк воочию узрел, наверное, самый ужасный мост на дорогах европейской части нашей страны. Это даже был не мост – мостик, перекинутый через ручей. Судя по состоянию, строили его наши военнопленные в период гитлеровской оккупации, а потом наши же его и разбомбили. В принципе, конструкции после такого принято восстанавливать, но не у нас – мост раз в пять-семь лет просто заливали смолой, поэтому, вместо асфальта на нем полутораметровый слой битума, сдвигающегося под каждым грузовиком. В результате, в конце пролета образовалась огромная складка высотой около 20 сантиметров, форсировать которую на легковой машине можно только по диагонали, надеясь, что клиренс позволит это сделать.

Кстати, уже на следующий день в паре километров от Изборска почти в такой же ситуации нам пришлось распрощаться с одним из 15 автомобилей. Седан S60, «сел» на брошенную дорожниками (прямо на разделительной) кучу асфальта. Если бы дорожники «забыли» ее за пару дней до нашего приезда, шведы обошлись бы покраской бампера, ну, в крайнем случае, – его заменой. Но куча пролежала на дороге года два. Итог: изуродованные радиаторы и разбитый корпус КП. Двигатель спасла счастливая случайность – препятствие оказалось шире колеи автомобиля.

В общем, остаться без колес и даже без авто в нашей стране по-прежнему труда не составит. Внедорожные Volvo с индексом ХС за счет более длинных и энергоемких подвесок и относительно высоких покрышек с трудностями справляются сносно, однако мне с коллегами повезло больше, из Москвы мы уехали на V60, с покрышками, толщина которых едва превышала толщину краски на кузове.

Кстати, наученные горьким опытом предыдущих пробегов, в этот раз шведы заручились всесторонней поддержкой «Pirelli», которая снабдила каждый автомобиль еще одним дополнительным колесом. Увы, не помогло. Если разбитый S60 добирался до финиша на эвакуаторе, один из «спорт-вагонов» – на «докатках», так как вместе с парой шин в помойку пришлось отправить и диски – близкого знакомства с огромной выбоиной (при движении на разрешенной, кстати, скорости) они не выдержали. Правда, случилось это уже на обратном пути, не доезжая нескольких десятков километров до Великих Лук. В самом городе дорога, к слову, не лучше.

До первого «питстопа» – памятника, установленного на месте гибели Александра Матросова, выбранного одним из символов четвертой, советской империи наш экипаж не добрался по другой причине. Дело в том, что мы предпочли обычному бумажному роуд-буку навигатор. А он увел нас в буквальном смысле в поле. В итоге, заплутав в грунтовках, почтить память простого русского солдата, пожертвовавшего жизнью не ради вождя или политического строя, а ради своей земли, соотечественников и таких же, как он вышедших на пристрелянную точку солдат, мы не смогли. И направились к месту нашей первой ночевки – в Пушкинские горы. Кстати, если кто не в курсе, Матросов погиб не в самих Великих Луках, где по традиции чтят память героя, а рядом с городом, монумент там установлен, но дороги нет. Ни асфальта, ни укатанной ПГС – ничего. Уинстон Черчилль, как-то сказал: «Дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара». Советская пропаганда сотворила из этого человека коммуниста-супермена, но при этом даже не удосужилась проложить к месту его гибели хотя бы какое-то подобие дороги. Я уж не говорю про то, что его подвиг был обставлен, чуть ли не как единичный случай, хотя таких Матросовых за четыре года войны, уверен, набралось бы на приличное войсковое соединение.

Зато Пушкин у нас был один. Наверное, поэтому его родовое гнездо начали холить и лелеять еще в советское время. И холят и лелеют до сих пор. В Пушкинских горах даже дороги лучше, чем в округе. Не европейский, конечно, уровень, однако, по местным дорогам хотя бы можно относительно безопасно передвигаться. Есть явные проблемы с парковкой, но, что вы хотели от активно-туристического центра, куда народная тропа не зарастает даже зимой? В конце концов, там великолепная природа. Впрочем, достоинства, как и главные артефакты этого места давно и хорошо известны.

В России, кстати, довольно туго с достопримечательностями: мест для паломничества – хоть отбавляй, но это либо монастыри, либо церкви. Вот в Изборск люди заезжают нечасто, хотя это один из главных сохранившихся до наших дней памятников древней русской истории. Возведенные еще в XIV веке каменные стены в большинстве своем сохранились. Кстати, если вы хотите увидеть их в нынешнем, может не слишком приглядном, но почти первозданном виде, лучше поторопиться. В крепости началась масштабная реконструкция, которая, похоже, выльется в создание очередного псевдоисторического новодела. Примерно то же самое сейчас творится в Татарстане, где островной Свияжск, построенный Иваном Грозным при осаде Казани в 1552 году, сейчас превращают в очередной Храм Христа Спасителя.

Аналогичные работы в Свято-Елизаровсом монастыре под Псковом уже закончены. Местное духовенство не без гордости рассказывает о том, как и чьими силами обитель восстановлена, но больше, почему-то говорит не о духовном, а проблемах, нехватке финансирования, да о строящемся через дороге чуть ли не 4-звездочном отеле для паломников. Ощущение, что приехал не в святое место, а на базар. Псково-Печерский Свято-Успенский  мужской монастырь, что в Печорах, куда крупнее, но находясь в нем от этой суеты почти отстраняешься. Впрочем, эта обитель все же больше интересна, как музей. Архитектура поражает великолепием. Плюс посетители могут спуститься в подземные галереи. По большому счету, это кладбище, но останки благочестивых людей там, по свидетельствам монахов и ученых, остаются нетленными.

Если же вы хотите что-то по-настоящему духовного, лучше сразу отправиться в Выбуты. Этот погост в нескольких километрах от Пскова считается родиной княгини Ольги. С XV века там стоит крошечная Церковь святого Илии Пророка, которая по приданиям построена на месте одноименной деревянной церкви, чуть ли не собственноручно возведенной княгиней. Бесподобная красота и энергетика. Я – человек не верующий, мало того, некрещеный, но это место, как, к слову, и настоятель, произвели на меня очень сильное впечатление, самое сильное за все четыре дня нашего рейда. Если в уже описанных монастырях тебя не отпускает ощущение некоей показушности процесса (где-то больше, где-то меньше, но оно есть), то в Выбутах даже воздух пропитан простотой и искренностью. Потрясающе. Это место – одно из немногих, которое хочется посетить еще раз.

Впрочем, последним местом остановки были не Выбуты, не памятник Александру Невскому и воинам, участвовавшим в Ледовом побоище. Поскольку пробег наш был не просто туристическим и имел некую идеологическую основу, согласно которой мы, так или иначе, коснулись всех значимых для истории России эпох, точкой финиша был назначен Живописный мост на Краснопресненском проспекте. Из-под него под чутким руководством г-на Проханова участники экспедиции высыпали в Москва-реку землю, собранную на рукотворном кургане на поле Сшиб. Поле расположено по дороге из Печор в Псков. На этом месте дружины Изборска сражались с немецкими рыцарями. Курган же был насыпан паломниками, собравшими в нем землю из всех уголков нашей страны. Проект, кажется, скорее, политическим, но в целом соответствующим общей идее пробега.

Вот с патриотизмом – накладочка вышла. Впечатление от путешествия по депрессивным в большинстве своем российским просторам в который раз навевает уныние. Дороги – ужас, за пределами крупных селений – полная разруха... Любой, даже не самый молодой Volvo на этом фоне смотрится, как летающая тарелка, на фоне сеновала. Удивительно, как люди в такой ситуации остаются людьми, причем, вполне дружелюбными.