Смертельная забота

Многочисленные чиновничьи новации и весьма сомнительные затеи, намерения, распоряжения и законы определяют перспективы нашей автомобильной жизни. Собранные вместе, уверен обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей АСЛАНЯН, они делают наши чрезвычайно опасные дороги угрожающими. Впрочем, судите сами…

РЖД предлагает делать безопасные железнодорожные переезды только платными. Росавтодор предлагает изменить ГОСТ и строить в провинции однополосные дороги. Минтранс ввел запрет грузовикам ездить по асфальту в жару. Президент разрешил деревням самостоятельно определять, какой кусок дороги облагать данью. Минздрав считает, что первую помощь при ДТП страна должна оказывать себе сама. ГАИ не собирается регулировать движение и годится лишь для его дезорганизации. Нефтяники считают, что бензин должен стоить еще дороже. Страховщики увеличивают оброк, не давая ничего взамен. Верховный суд отменил стандарты на ямы, выбоины и колдобины, разрешив дорогам быть вообще без асфальта. Правительство настаивает на навигаторах ГЛОНАСС. Дума поднимает штрафы.

Получается, что увернуться от поезда смогут только богатые, заплатившие за построенную на бюджетные деньги эстакаду. А бедняки продолжат убиваться в столкновениях с составами на нерегулируемых, либо «заснувших» переездах. Сельские дороги, даже без асфальта, в редкие сухие дни лета встанут в смертельных «пробках», поскольку два грузовых автопоезда с громоздкими прицепами, встретившиеся на однополосной дороге, не смогут вежливо сдать назад до ближайшего кармана. Зато они оба заплатят местному сельсовету, вовремя придумавшему стоимость каждого километра. Подоспевшее подкрепление из комбайнов, тащившихся на уборку урожая своим ходом, сразу превратят пробку в открытую экспозицию технического музея, поскольку движение умрет навсегда. Наглые легковушки будут тут же лишены прав или жестоко оштрафованы за езду по несуществующей встречке, незаконный объезд препятствия, или порчу газона. А в случае аварии никакой МЧС даже не дернется слетать на вертолете к поверженным, поскольку не обязан, но все водители достанут бинты и по умозрительному диагнозу окажут первую попавшуюся помощь. Скорая, не имеющая обязанности ехать в сельскую глубь, полноправно останется ждать более подходящий вызов. В аналогичной коллизии, но уже зимой, на неприветливых просторах страны, неподъемное по цене топливо заглушит моторы и народ, не сумевший спилить тайгу на костры, насмерть замерзнет прямо возле машин, а редкие смельчаки, ушедшие за помощью, собьются с пути по подсказкам ГЛОНАССа и пополнят статистику пропавших без вести. Страховые компании напомнят о себе вежливым предложением продлить ОСАГО на будущий год, попав в свежую рану души оставшихся в живых родственников.

А все потому, что в стране нет денег. На железнодорожные эстакады, двухполосные дороги, повсеместную скорую помощь, дотации за топливо, страховое покрытие, помощь голодным деревням и нищим муниципалитетам. Олимпиада, чемпионаты мира, Кавказ, саммит АТЭС – эти деньги не в счет…