Недолететь, недоплыть, недоехать…

Митинг протестующих против принятия федерального закона номер 69, вводящего новые правила регулирования работы частных извозчиков, со все очевидностью показал, что властям, по большому счету, глубоко плевать на нас с вами. Почему?

— Просто власть не знает, что бы такого сделать с этими таксистами, — считает обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей АСЛАНЯН. — Как бы их пожестче наказать, приструнить, обуздать, чтоб они наконец-то построились в шеренгу по трое и начали добровольно сдавать деньги государству, вместо того чтобы класть их себе в карман.

По идее, правильнее всего «приговорить» таксистов к «шашечкам», цветографической раскраске и таксометрам. После этого все машины неизбежно станут новыми, водители — русскоговорящими, безопасность — профессиональной и тут же закончатся поборы, обман и уклонение от налогов. Давно известно: хочешь навести порядок — продемонстрируй силу. Не помогает? Тогда жестокость. Не доходит? Карай!

Властям безразличны пассажиры и водители такси. Как и вообще любые пассажиры и вообще любые водители, кондукторы и машинисты. Им нужно перераспределить финансовые потоки в нужную сторону.

В борьбе с таксистами и пассажирами никто не предложил беспроцентный лизинг физическим лицам на приобретение новых машин такси. Это же убытки. И ради кого — каких-то таджиков и молдаван, чтобы они катались на хорошей технике и возили на ней добропорядочных граждан? Никто не предложил бесплатный паркинг для таксистов, чтоб они ставили свои машины в одном месте, куда бы заходили на огонек предрейсовый врач с механиком и послерейсовый инспектор технического надзора. Это же затраты, а зачем, когда речь идет о более привычном и понятном — отобрать деньги?

В законодательстве все давно и грамотно прописано: кто кого и как контролирует, за что отвечает, кому и чем обязан. Достаточно начать работать. Но некому. Оставшиеся при исполнении предпочитают по-тихому кормиться. А поскольку все знают, что за честную работу накажут, обе стороны готовы к взаимообмену взятками, исключая государство из «пищеварительной» цепочки. Задача — набрать денег, пока не прикрыли. Любой контроль нивелируется откатом.

В итоге тонут перегруженные дряхлые корабли, забирая людей на дно сотнями. В изнеможении от непосильной работы засыпают за рулем водители, хороня весь автобус с пассажирами целиком. Падают в тайгу вертолеты, разбрасывая по окрестностям куски разорванных тел. Самолет разваливается в воздухе, и его обломки героический экипаж сажает на воду, спасая часть людей. Маршрутки бросаются под поезда, ходят в лобовую, выжигают заживо пассажиров. За каждым конкретным эпизодом стоит полицай, чиновник, контролер, каратель. Разрешивший, закрывший глаза, подставивший карман.

Сильное государство придумывает, как бы принести пользу людям, слабое — как бы наказать виновных. По каждой ситуации срочно собираются комиссии, пишутся бумаги, принимаются меры. И так до следующего раза. Но ни одна проблема не решена.
Теперь вот вцепились зубами в частный извоз столицы. Хорошего не предложили. Умного не придумали. Выгодным не заинтересовали. Наказать, покарать, оштрафовать, лишить — тут блеснули талантом и многообразием.

Значит, мы с вами продолжим гибнуть, разбиваться, тонуть, гореть. Без изменений. Хотя нет, изменения есть. Теперь существует специальный заместитель министра внутренних дел, отвечающий сразу за все виды безопасности всех видов транспорта, — беспросветный генерал Кирьянов, разваливший в стране ГАИ. Ну и еще: траур по погибшим все чаще становится не региональным, а всероссийским. Да и то потому, что жертвы все страшней.