Без роду, без племени

Почему мы так остервенело не любим родной автопром? Не только потому, что он сильно разочаровал нас, и не потому, что срабатывает историческая память. Мы не любим его потому, считает обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей АСЛАНЯН, что наш автопром не оправдывает ожиданий.

Мы по-разному понимаем цели и задачи. Мы ждем низкую цену и высокое качество. Хочется, чтоб наша машина была, как иномарка, но стоила, как «Жигули». Мы от производителя ждем лояльности. А производитель нас не замечает. Он, как всегда, сориентирован на западные образцы. Он всю жизнь сражается с иномарками и повернут не к нам, а к ним. Наши машины ведут незримый бой с зарубежными аналогами, выиграть у которых ни разу не смогли. Автопроизводители пытаются сделать машину не для нас, а «как у них». Наш автопром – это целая отрасль экономики, сориентированная на заимствование. Мир мы опередили единожды, создав «Ниву». Все остальное – наш результат их идей. Нынешний Китай этот же подход иллюстрирует более красноречиво, воруя по миру все, что считает нужным. И даже легально опираясь на хорошо оплаченный опыт и технологии, вперед не уехал, лишь пользуясь в меру собственного понимания чужими идеями и достижениями, повышая мастерство подражания, но не созидания.
Наш автопром в мастерстве подражания не преуспел. Мы каждый раз масштабно замахивались, как Эллочка Людоедочка ведя сражение с американской миллиардершей, о чем та даже не догадывалась и каждый раз стыдливо осознавая результат, утешались тем, что для своих и так сойдет. Неуважение к своим и пресмыкание перед заграницей было и главным ориентиром промышленности, и генеральной линией партии: мы своих били сильней, чтоб чужие боялись, мы занимались показухой, отдавая на экспорт что получше, оставляя себе что похуже. На автозаводах специальные цеха делали машины «для них», а все остальное шло для нас.
Мы вырастили поколения инженеров, начинающих собственную работу с пристального изучения иностранного опыта. В мире за конкурентами приглядывают все. Но далеко не все на этом и останавливаются. Многие идут дальше и создают свое.
Автопром был нужен не для людей, а для Красной Армии. И хотя с этой задачей он не справился и Великую Отечественную мы выиграли на ленд-лизовском Студебекере, в тех отраслях, которые партия считала более важными, мы ушли в отрыв и весь мир нас догонял, но до сих пор не во всем догнал. ВКП(б) считала авиацию важней автомобилей. Туполев, Антонов, Мясищев, Сухой, Яковлев зарубежные образцы изучали, но создали свое и лучше. Наши боевые самолеты все время вырывались вперед и даже сегодня лидируют в мире и теперь любая заграница изучает нас, стараясь догнать. Про автомат Калашникова и так все ясно.
А русские автомобили по-прежнему в хвосте. Придумать свое не получается, заграницу догнать тоже. Впереди патентованная сборка чужого. Пробарахтавшись столетие, мы ни к чему не пришли, если не принимать за достижение устойчивую нелюбовь, недоверие и непонимание людей.