Танки в пустыне

История Египта – слишком большая часть истории всего человечества. Музеев, достопримечательностей и памятных мест в стране с невероятным избытком. Плюс два теплых моря и отменные пляжи. И в результате вдали от внимания туристов остаются события и достойные внимания места, исторический период которых не в состоянии тягаться с веками.

Стандартный набор туристических маршрутов в Египте: пирамиды, сфинкс, фабрика папируса, сувенирные лавки. Неленивые едут в Луксор или за 700 км из Хургады в Гизу к пирамидам, ленивые бродят по лавкам. Поэтому недавняя трагедия Второй мировой dойны, похоронившая на территории Египта сотни тысяч солдат разных стран, мало кому интересна. Еще меньше люди знают про Эль-Аламейн, хотя для историков эта географическая точка значит ничуть не меньше, чем наш Сталинград. Но если вспомнить советский учебник истории за 8-й класс, то африканский корпус Роммеля уже не будет казаться неизвестным, а в сочетании с фильмом «Сахара» с неуместным Белуши в главной роли, вроде и вся эпопея приобретает черты события, достойного внимания.


Маршрут и нюансы

От Хургады, что на берегу Красного моря, до Эль-Аламейна — берег моря Средиземного, около 1200 км. Туристического маршрута сюда нет. Ехать надо либо самому, либо спровоцировав желание у местного туроператора, чтобы он увязал все концы и выстроил логистику затеи. Увы, одна из крупнейших турфирм Египта «Gorranah» с задачей не справилась. Хотя и приняла в ней участие, один раз оказавшееся даже позитивным. Благодаря ее стараниям маршрут выглядел так: Хургада – Каир на машине, из Каира на самолете в Мерса-Матрух, оттуда на машине в Эль-Аламейн. Обратно машиной до Каира и на самолете до Хургады. Задача — уложиться в сутки. Цель – «Military Museum El-Alamein».

Гражданского аэродрома в Мерса-Матрух нет. Есть база истребительной авиации египетских ВВС. С воздуха видны капониры, укрытия, кое-что интересное из ПВО, бункеры и взлетно-посадочная полоса.

Когда египтяне поняли, что посреди их военной базы находится не просто посторонний, не просто гражданский, а иностранец из не самого дружественного государства, на их лицах отчетливо проступило желание пристрелить вражеского разведчика прямо здесь и сейчас, а тело отнести за соседний бархан. Спасло наличие переводчика от турагентства и звонок в министерство туризма, оттуда – в министерство обороны, а оттуда в Мерса-Матрух с приказом шпиона выпустить за пределы объекта без особых увечий. На лицах автоматчиков (с нашими АК-47) обозначилось разочарование охотников, упустивших дичь.
Мерса-Матрух не предназначен для туристов. Они ничего про него не знают и вряд ли захотят узнать. Хотя Роммель этот город сначала брал, а потом неохотно отдавал. Вся земля вокруг на весьма ощутимую глубину пропитана кровью… Есть подозрение, что за полчаса с лопатой в окрестных песках можно выкопать много интересного и до сих пор опасного.

От Мерса-Матрух на Эль-Аламейн и далее через Александрию на Каир проложена, как и по всему прочему Египту, очень приличная автострада с разделенными полосами и широченным, метров в 50, газоном между ними. По местному природно-климатическому обычаю газон – название условное.

Вторая мировая в Северной Африке

Во времена первого и второго сражения за город, Эль-Аламейн был весьма условным населенным пунктом. Если бы не несколько вялых строений, море и стратегическая инициатива англичан, было бы не очень понятно, с какой стати эта точка на карте удостоилась собственного названия. С тех пор мало что изменилось и как такового города до сих пор нет, хотя уже складывается определенная застройка и при желании можно осознать несколько микрорайонов современного и весьма приличного жилья, хотя точно сказать, что это именно Эль-Аламейн оснований нет.

И вот поблизости от того места, которое по нашему стереотипу хочется назвать городом, из пустынного ниоткуда возникает огромная площадка, вся заставленная черными траурными флагами самого зловещего вида. А вот и не угадали. Это центр «Mercedes-Benz». Без входа. Некий памятный знак от немцев нынешних немцам павшим. А через пару километров, на другой стороне дороги – германский мемориал в память погибшему африканскому корпусу Роммеля. Не кладбище, а именно мемориал. Немцы, как и прочие участники кампании, хоронили погибших прямо на местах боев и не свозили их в одно место именно под Эль-Аламейн. Но когда в 1965 году президент Египта Насер распорядился создать весь этот памятный комплекс, небольшое кладбище вермахта (на 4200 человек) послужило основой для создания места памяти по десяткам тысяч погибших немцев. Через несколько километров расположен такой же итальянский мемориал и неподалеку мемориал Британской коалиции. Именно коалиции, поскольку с англичанами против фашистами в Северной Африке сражались разбитые в Европе французы (помните, где погиб Антуан де Сент-Экзюпери и где прославился генерал Леклерк, который на самом деле — Филипп Франсуа Мари де Отклок?), часть сформированной в 1940 году во Франции польской армии генерала Сикорского (бригада Карпатских стрелков, прославившаяся при обороне Тобрука, в боях под Эль-Газалой и Бардией), а так же австралийцы, канадцы, южноафриканцы, новозеландцы, индусы, суданские и конголезские части, регулярные силы Эфиопии и Египта, и даже отдельный еврейский батальон, входивший в состав дивизии «Свободная Франция». Всего более 220 000 человек. Но именно у британской коалиции это не столько мемориал, сколько кладбище с конкретными надгробьями, под которыми лежат 7700 молодых парней из самых разных стран, не пропустившие немцев на Синай, а оттуда, как планировал Гитлер, через Иран – в СССР. Если б не мужество этих парней и не полководческий талант генерала Бернарда Лоу Монтгомери, история нашей Великой Отечественной могла получиться в несколько раз мрачнее. По мнению экспертов, прорыв немцев через Суэцкий канал на Ближний Восток означал бы в разгар Сталинградской битвы почти гарантированную поддержку немцев арабами, турками и персами, а главное – выход Роммеля к Баку с юга. В этом случае Великобритания, с большой долей вероятности, вышла бы из войны.
Битва при Эль-Аламейне началась 23 октября 1942 года. В ней участвовали: у британцев 195 000 солдат и 1029 танков (в том числе «Шерманы», которые могли на равных сражаться с немецкими ТIII и ТIV); у Роммеля 108 000 (в том числе 50 тыс. немцев) и 496 танков (из них только 218 немецких). Преимущество в воздухе также было на стороне британцев. Основной удар наносился на севере у морского побережья. В авангарде шла австралийская дивизия. Битва при Эь-Аламейне стала ключевым сражением в цепи событий, в результате которых 12 мая 1943 года итало-германская группировка в Тунисе (250 000 человек, из них половина немцы) капитулировала. За время сражения под Эль-Аламейном итало-немецкие войска потеряли 55 000 убитыми, ранеными и пленными. К слову сказать, битва началась без Роммеля, он в тот момент находился в Германии, а когда вернулся, всерьез исправить ситуацию уже не смог, не смотря на несколько решительных и порой успешных боев. 9 марта 1943 года он был назначен командующим группой армий «В» в Северной Италии, отозван в Берлин и тем самым избежал капитуляции и плена.

В Европе битву при Эль-Аламейне принято считать, несмотря на относительно небольшое (по меркам Второй мировой войны) количество задействованных сил, одним из поворотных моментов в истории войны. Чуть позже ее стали называть Вторым Сталинградом.

Музей

Военный музей «Military Museum El-Alamein» небольшой, с открытой площадкой, на которой выставлена техника врагов. Как и наш московский «Музей вооруженных сил» он находится под опекой армии, является военным объектом и охраняется солдатами. К подбору техники организаторы музея отнеслись без азарта. Почти все экспонаты выкопаны за околицей и имеют серьезные боевые повреждения. При этом все без разбору покрашены в один общий цвет и лишены маркировок, обозначений и эмблем. Если бы не вялые таблички, понять что тут итальянское, а что британское было бы крайне сложно. Достоверно известно, что среди танков нет ни одного немецкого (за ними еще надо сходить вглубь пустыни), зато есть интереснейшая канадская, итальянская и американская бронетехника. Американцы под командованием генерала Дуайта Дэвида Эйзенха́уэра высадили десант 8 ноября 1942 года в Марокко и Алжире, принявший участие в финальной части разгрома немцев. Поэтому американский Шерман здесь стоит по праву. Есть в экспозиции самолет — сбитый «Спитфайр». Видно, что ему крепко досталось. Нашли его в 1999 г. на 145 километре шоссе Александрия – Мерса-Матрух в 500 м от дороги. А грузовик «Форд» был найден в 1995 г. под кучей песка.

Внутри музея несколько залов с фотографиями, документами, флагами, формой и оружием. При чем если оружие в руках манекена, то оно на всякий случай прикручено цепью. Есть даже мотоцикл, сумевший сохранить минимальную маркировку германской армии, пара минометов, орудий и даже танков. В одном зале стоит бюст Роммеля. В другом – Монтгомери. Оба они выполнены в одинаковой манере и должны вызвать у посетителя ассоциацию прямого сопоставления, хотя за время африканской кампании со стороны немцев, а заодно и итальянцев, было несколько более старших по званию и должности военноначальников, тем более, что в самом начале в 1941 году Роммель подчинялся сначала итальянским генералу Итало Гарибальди, а потом генералу Бастико, в оперативное подчинение которых и был прислан германской экспедиционный корпус. Да и у англичан, до маршала Монтгомери войсками командовал не менее доблестный генерал К.Дж Окинлек. Кстати, Роммель очень неласково отзывался об итальянских офицерах, но очень высоко ценил итальянского солдата, сожалея что столь доблестные ребята воюют без должного оружия и без приличных командиров. Правда, еще выше, Роммель ценил новозеландцев, считая их военные качества даже выше, чем немцев.

Три мемориала

«В прошлом, этот кусок земли был свидетелем наиболее кровопролитных боев, в которых полегла масса людей. Этой земле были преданы тела солдат из разных стран, в том числе врагов. Сегодня это все та же земля. Египет. Потомки погибших хотят любви, мира и процветания, им отвратительна идея войны. Боже благослови Египет, землю и Боже благослови президента» — написано на одном из кладбищенских памятников.

Три мемориала павшим солдатам вражеских армий и общий музей – редкий и чрезвычайно достойный пример исторической памяти. Все враги были доблестны и парни, честно сражавшиеся и в результате погибшие, заслужили скорбь поколений. Каждый выполнял свой долг. Врагами их сделали политики и начальники, не пошедшие дальше своих кабинетов. Кстати, Роммель считается рыцарственным и гуманным офицером, в отличие от многих других деятелей нацистской Германии. Его Африканский корпус не обвинили в каких-либо военных преступлениях. Более того, с солдатами, захваченными в ходе Африканской кампании, как сообщается, в основном обращались гуманно. Кроме того, приказы убить захваченных еврейских солдат и гражданских лиц были Роммелем демонстративно проигнорированы.

Немецкий мемориал похож на крепость. Желто-серый песчаник геометрической формы. При входе мозаика в стиле алтарной иконы, на которой большой крест отделяет трех скорбных солдат от трех скорбных женщин, поверху надпись «Здесь покоятся немецкие солдаты». Вот только даты странные — 1939-1945 — будто немцев здесь доколачивали вплоть до конца войны… Внутри на стенах чугунные плиты с именами погибших, а перед ними символические каменные гробы с названиями немецких земель, давших солдат для битвы. По середине мемориала мрачный тевтонский знак скорби с орлами по углам, тяжкими надписями и общим заклинанием: «Их смерть служит нам напоминанием и предостережением». А в отдельной комнате несколько свежих венков, в том числе и от фирмы «Mercedes» и могильная плита всего Африканского корпуса. На двух венках фотографии солдат. Уже в наши дни нашлись родственники, приславшие эти фотографии и теперь хоть бы двое из огромного списка конкретизированы до уровня лиц. Одному из них в момент гибели было 22 года. В этот день мемориал посетила семья немцев. Они возложили венок на каменную плиту с высеченным Bavern.

Итальянский мемориал то же похож на крепость, но уже из белого мрамора и с католическим оттенком. На ведущей к нему аллее установлены памятные знаки всех дивизий и полков итальянской армии, а внутри мемориала не общий список, а, как в колумбарии, отдельные именные таблички каждого погибшего. Из-за единственного посетителя местные служители тут же принесли ключи от главных ворот и были готовы не только все вокруг отпереть, но и долго показывать весь немаленький комплекс.

При входе в мемориал войск британского содружества написано: «В этой крытой аркаде начертаны имена солдат и летчиков Британского содружества и империи, которые погибли, сражаясь на земле или в воздухе, где встречаются два континента, и кому военная фортуна отказала в известной и достойной могиле. Со своими товарищами, которые покоятся на этом кладбище, со своими товарищами по оружию Военно-морских сил Великобритании, и с моряками торгового флота они сохранили для Запада связующее звено с Востоком и изменили ход войны».

Под вертикально стоящими плитами лежат погибшие парни самых разных национальностей. На плитах высечены либо знаки религиозной принадлежности, например, Звезда Давида или католический крест, либо эмблема полка. Много могил неизвестных солдат. На плитах встречаются надписи с философским звучанием, например «Он положил свою жизнь на алтарь свободы. Ее приняли. И кому жаловаться?»

А по дороге на Каир стоит итальянский памятный знак. На большом камне высечено: «Отсутствие фортуны, но не доблести. 1.7.1942. До Александрии 111 км».

Дороги Египта

Дороги Египта либо хорошие, либо отличные. Ровный асфальт, обязательная разметка и полезные дорожные знаки. В местах массового обитания туристов дороги еще и с освещением. Поскольку почти все они неизбежно пролегают через пустыни, через каждые 40-50 км обустроены подстанции скорой помощи. То есть прямо у проезжей части круглосуточно дежурят по две современнейшие и отлично оборудованные машины с медперсоналом на борту. При этом госпиталь не всегда расположен поблизости. Но зато повезут пострадавшего в далекую больницу уже под присмотром врача, начавшего оказывать помощь прямо в пути и сдадут тело в стационар, уже хотя бы с диагнозом. Кстати, аптечек у египетских водителей нет.

Еще не так давно организация движения в стране была весьма опасна для туристов. Местные как-то по привычке выкручивались, а вот пришлые почему-то погибали. А поскольку туризм в Египте одна из основных бюджетообразующих статей дохода, то власть проявила волю и решила проблему безопасности сразу и по-взрослому. В 2007 году в Египте повсеместно появились светофоры и на водителей пала обязанность обращать на них внимание. И, чтоб народ не расслаблялся, тут же последовало еще два требования: пристегиваться и соблюдать скоростной режим. В стране с не коррумпированной полицией такие нововведения приживаются сразу. Народ в Египте живет небогато, а штраф неотвратим и касается каждого. Теперь даже по пустой автостраде египтяне едут смиренно. Кстати, водитель, допущенный к святому – к телам иностранных туристов – обязан пройти еще и специальный курс вождения, получить сертификат и только после этого может водить автобус.

На дорогах Египта все равны. Ни марка машины, ни самооценка водителя никого не волнуют. Ехать надо всем и дела у всех важные. При этом водители могут, особенно в Каире в час пик, подрезать друг друга, сигналить и махать руками, но никому и в голову не придет упираться, вредничать и тем более, восстанавливать статус-кво при помощи монтировки.

Единственный способ получить на дороге приоритет и ехать, распугивая окружающих – работать водителем туристического автобуса. Собрав из таких автобусов колонну им обязательно выделяют сопровождение из туристических полицейских, которые и прокладывают колонне дорогу, аккуратно отодвигая всех остальных в сторонку.

Автопарк

В Египте есть абсолютно все автомобили. Еще много престарелых французских машин, в основном Peugeot 504, но уже не заметны Citroёn 2CV и Renault IV, достаточно «Жигулей» и есть экзотика в виде польского Polonez или венгерской Raba. Из современного много корейцев, Skoda и, увы, китайские машины. Но больше всего пикапов Isuzu с эмблемой Chevrolet. При чем египтяне покупают отдельно шасси с кабиной, а кузов ставят уже местный. В мастерской их делают одинаковыми для всех и лишь по желанию заказчика рисуют во весь задний борт нужное название. Автомобиль египтяне покупают, как и в СССР, один и на всю жизнь. И покупают для дела, а не ради престижа. Поэтому очень популярны именно пикапы. Разговор об управляемости и плавности хода египетский водитель не поддержит. Для него важна выносливость машины, ресурс, грузоподъемность, ну и еще возможность по быстрому ее починить в мастерской на обочине.
Бензин в Египте держался в одной цене десятилетиями. И вот пару лет тому назад подорожал в два раза. С почти одного местного фунта где-то до двух, став в пересчете на наши деньги стоить около 10 рублей. В стране это вызвало социальный взрыв. Но полиция тут не церемонится.

Полиция

Видов полиции в Египте несколько. Устроена она по американскому образцу. То есть делится на патрульную и следственную. Патрули контролируют все, что можно увидеть и быстро исправить. В их сферу ответственности входят, в том числе и дороги, за которыми они посматривают в основном при помощи радаров. ГАИ в Египте нет.

А еще имеется туристическая полиция. Ее задача охранять нас от всех возможных неприятностей и помогать по первому требованию. В Египте есть закон – «Турист всегда прав». Если возникает конфликт между местным и туристом, то местному бьют в лоб дубиной и кидают в тюрьму, а перед приезжим извиняются и вежливо доставляют тело в отель. Даже в тех случаях, когда он очевидно неправ. В нашей прессе иногда появляются сообщения о предвзятости египетских полицейских, кинувших в застенок тихих русских отдыхающих. Даже страшно себе представить, что именно они натворили, если даже сверх лояльная туристическая полиция вынуждена была так с ними поступить.

[photorep=2330]