Борьба на месте

В нескончаемой театральной постановке о битве двух голов одного и того же государственного дракона друг с другом отмечен новый этап: Федеральная антимонопольная служба внесла в правительство законопроект «Об обороте нефти и нефтепродуктов».

Согласно этому документу, вертикально-интегрированным нефтяным компаниям, чьи сети бензоколонок занимают более трети того или иного регионального рынка, будет запрещено создавать там новые заправочные станции.

Напомним, что ФАС не так давно «изобрела велосипед», официально выяснив, что доминирование на топливных рынках того или иного региона помогает нефтяным компаниям завышать розничные цены на нефтепродукты. Оказывается, в регионах, где доминирует одна нефтяная компания, цены на 2—5% выше, чем там, где более развита конкурентная среда. ФАС считает, что по России более чем в половине регионов сложилась именно такая ситуация.

Помимо введения в обиход понятия порога доминирования, законопроект, рожденный в недрах ФАС, законопроект должен принудить крупные нефтяные компании обособить свои розничные сбытовые сети в отдельные юридические лица. Это требование вызвано желанием ведомства заставить нефтеперерабатывающие заводы продавать топливо и «своим», и независимым розничным торговцам по одинаковым ценам.

Прекрасные планы! Но по сути это лишь борьба с «вершками», в то время как на «корешки» наших проблем, кроющихся в по определению монополистической природе нашей нефтяной отрасли ФАС даже не пытается смотреть. Как заметил в одном из своих интервью бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов, истоки монополизации можно начинать искать уже в сфере добычи нефти: новые месторождения распределяются между компаниям, уже доминирующими в отрасли. В этом, по его мнению, «первопричина того, что во всех звеньях (в добыче, переработке, сбыте) у нас существует та самая «монопольная добавка», которая выливается в нынешние цены». То есть, нацеленность на монополизм можно считать реальной экономической политикой нашего государства. В принципе, все логично: давать «ценные указания» десятку монополистов гораздо проще, нежели договариваться с сотней-другой бизнесовой «мелочи». Но происходит это за счет всего остального населения нашего до слез демократического сообщества. Прежде всего мы с вами вне зависимости от собственного желания отдаем нефтяникам своеобразную «накрутку на монополизм». О оценкам того же Милова она сейчас составляет примерно 5 рублей на каждый литр автомобильного топлива. Для иллюстрации этого факта достаточно вспомнить как во время кризиса 2008 года мировая цена на нефть упала, и в США розничные цены на аналог нашего 95-го бензина зимой 2008-2009 года опустились в перерасчете на рубли по валютному курсу того периода до 13-15 рублей за литр. А у нас они даже тогда не опускались ниже 20 рублей. Почему? Да потому что нефтяным монополиям просто «очень деньги нужны». И самое печальное, что такая ситуация принципиально устраивает власти. Поскольку чем больше нефтяные гиганты сумеют выдрать из наших карманов денег, тем больше получит государство, обо оно «в доле» с топливными монополистами, получая с них причитающееся в виде всевозможных налогов. Правда, иногда оно все-таки вмешивается в процесс отъема денег у населения с помощью АЗС. А именно, когда торговцы уж совсем начинают наглеть, в слишком быстром темпе переписывая ценники на заправочных станциях. Тут власти привычно принимают вид строгого радетеля за народные интересы. Созываются всевозможные совещания пузатых дядек в дорогущих пиджаках и часах с профессионально государственными физиономиями на плечах. Там чиновники всевозможных уровней начинают громко «стабилизировать цены на топливо», обвиняя во всем алчных нефтяников. Но заметьте: никогда и никто из них даже не заикнулся о том, чтобы принципиально что-то поменять «в консерватории». Ни-ни! Как можно резать курицу, несущую золотые яйца, под названием монополизм?! Можно лишь делать вид, что борешься с ним! И ФАС — главный государственный орган, отвечающий за создание видимости борьбы с монополиями. На практике они у нас процветали, процветают и будут процветать, поскольку люди, управляющие сейчас Российской экономикой не умеют, а главное не хотят иметь дело с каким-то иным ее видом. Даже термин для этого специальный придуман: «естественные монополии». Очень удобно: раз «естественные», значит и делать с ними вроде как ничего не нужно!