Пробковый шлем столичной ГАИ

Осень приходит в Москву не с опавшими листьями. Есть намного более четкий критерий. В связи со всемирным потеплением московские парки, возможно, будут когда-нибудь зеленеть и до декабря.

Но вот дорожные пробки возвращаются в столицу в первую неделю сентября. Всегда. Климат меняться может, но не дорожная ситуация в городе.

Конечно, Москва перегружена. Здесь слишком много жителей и слишком мало дорог. По сути, мы живем в «мертвом городе»: плотность населения в Москве в пять раз выше, чем, например, в Берлине. Но что-то же сделать можно! Хотя бы попытаться...

Волею судеб уже более десяти лет я каждый день в одно и то же время въезжаю в столицу по Новорижскому шоссе. Времени для сбора эмпирического материала, как вы понимаете, у меня было достаточно. Особенно много фактов для анализа появилось после того, как я стал пользоваться навигатором, информирующим о пробках и авариях на дорогах города. В моем случае, правда, объехать эти пробки я не мог. Но, упершись в хвост гигантского автозатора в пяти километрах от МКАД, я всегда мог увидеть протяженность пробки и даже ее причину. И всегда красная линия «затрудненного движения» упиралась в значок «ДТП». А какие еще причины могут быть на Новой Риге: европейского качества шоссе, современная развязка... По истечении 30–40 минут я мог лично проверить показания навигатора. Как правило, «жертвы ДТП» все еще стояли на указанном мудрой электроникой месте в ожидании приезда гаишника, который составил бы протокол. Как правило, результатом аварии был помятый бампер или поцарапанное крыло. А пробка к тому времени успевала вырасти еще километра на три...

От нечего делать я даже посчитал количество авто, попавших в «дорожное затруднение». На сто метров шоссе приходилось по двадцать машин, ехавших в пять рядов. Следовательно, в пятикилометровой пробке участвовали приблизительно 5000 автомобилей (20×5х50), а в восьмикилометровой — 8000.

О том, что одной из главных причин московских пробок является несвоевременное прибытие автоинспекторов на место ДТП, писали и говорили с высоких трибун неоднократно. Ведь по ПДД водитель не может передвинуть свое транспортное средство до прибытия инспектора. И «сцепившиеся» на двух, а то и трех полосах авто в большинстве случаев и являются причиной заторов.

Предлагались и решения. Страховщиками был введен так называемый «европейский протокол», вроде бы позволяющий участникам ДТП при небольшой сумме ущерба самостоятельно заполнить бумаги и разъехаться не дожидаясь прибытия инспекторов. Позже, правда, оказалось, что те же страховщики слишком часто отказывались платить по этим протоколам, видя за каждым из них страховое мошенничество. А оценить сумму повреждений на месте довольно трудно, ведь бампер крутой иномарки порою стоит как отечественный автомобиль.

Вводились и временные нормативы прибытия инспекторов на место аварий. Для тех, кто хочет посмеяться, напомню: 20 минут. (Обычная московская практика — 3–4 часа). Мне как реалисту даже не очень хочется ругать ГИБДД за это. В Москве в день происходит около 2000 аварий. И хотя на столичных улицах одновременно работают около 2500 инспекторов ГИБДД, они же не только аварии регистрируют.

Но мой опыт наблюдения за дорожным движением через навигатор научил меня другому. Среди этих 2000 аварий есть более и менее важные. Одно дело — когда два авто притерлись где-то на тихой периферийной улочке. И совсем другое — когда из-за пустячной аварии 8000 машин стоят в часовой пробке.

Православная этика запрещает мне считать себя умнее других. И в ГАИ наверняка тоже понимают, что аварии по степени влияния на трафик бывают важные и неважные. Я неоднократно бывал в информационном центре ГИБДД на Житной, где на десятках телеэкранов можно было увидеть дорожную обстановку в городе. Но гаишники не делают следующий логический шаг: чтобы в городе было меньше пробок, надо в первую очередь выезжать на аварии, влияющие на дорожную обстановку (конечно, не считая происшествий с человеческими жертвами и травмами).

И происходит это нежелание что-либо менять из-за позиции, которую очень ярко выразил новый начальник столичной ГАИ полковник Александр Ильин. Цитирую его интервью «Российской газете»: «ГИБДД сегодня — не тот орган, который занимается вопросами организации дорожного движения. Мы — орган контролирующий».

Ну а пока полковник Ильин не поменяет свое мнение, предлагаю одеть гаишников в пробковые шлемы. Как у английских колонизаторов. Чтобы гаишники носили эти шлемы и помнили: львиная доля вины за пробки в Москве — на них.