Школа заимствования

С опоры на чужое начинали почти все страны. Без чужих идей сумели обойтись лишь Готлиб Даймлер с Карлом Бенцем, Луи-Рене Панар с Эмилем Левассором, Арман Пежо с Андре Ситроеном, да группа американцев с Генри Фордом, Дэвидом Бьюиком и Генри Лиландом (Cadillac), плюс еще несколько достойных имен по всему миру.

Но там, где с талантами не богато, зато в наличии трудолюбие и нужда, автомобилестроение шло по одинаковому сценарию заимствования. Для начала покупали чужое и учились делать его близко к оригиналу, потом умнели, набирались опыта и вставали на собственный путь. По нему еще раз прошел обозреватель радиостанции «Вести FM» Сергей АСЛАНЯН.

Итак, повторюсь, через «копирайт» прошли почти все страны, хотя начинали они в разное время. Япония после войны обсуждала перспективы автопрома на уровне правительства. И вынесла вердикт – Японии автопром не по плечу. Проще и правильней отказаться. Но нашлись неугомонные, пожелавшие все-таки попробовать. Одни занялись патентами, другие изобретательством. Зато со временем создали автомобильную промышленность нынешнего уровня.

Этим же путем пошла Корея. Одно время они выпускали даже FIAT-124, известный у нас как Жигули ВАЗ-2101. Но сейчас от того периода даже следа не сыскать и в официальной истории корейского автопрома итальянская страница надежно закрыта толстым слоем собственных достижений.

Россия шла этим же путем. Чтобы получить автомобильное подразделение на «Русско-балтийском заводе», в 1909 году из Бельгии с фирмы Минерва на должность главного конструктора был выписан инженер Жюльен Поттера. В 1915 году банкир Рябушинский в Тюфелевой роще начал строить завод АМО для выпуска итальянского грузовика FIAT-15 Ter. В 1917 году в Ярославле заработал автомобильный завод Лебедева. Он собирал по технологии CKD французские Renault и приготовил чертежи на русском языке для сборки английских Crossley. Еще существовал завод «Русский Рено» в Рыбинске, Аксай недалеко от Ростова-на-Дону, собиравший аналог американского Oldsmobile Curved-Dash, завод Фрезе по выпуску французского De Dion-Bouton, Лесснер, собиравший лицензионный Daimler.

В советское время мы продолжили путь заимствования и официально покупали патенты на производство отельных автомобилей и целые заводы под ключ. Но если в царское время заграничностью машины было принято гордиться, то в советское время чужеродное происхождение мы скрывали. Пропаганда меняла картинку с точностью до наоборот, объявляя иностранные автомобили отечественной разработкой и громадной победой социализма. За все время наш автопром так и не стал самостоятельным явлением. Когда не получалось купить, мы просто воровали. Но в любом случае на заграницу опирались всегда. И в итоге так ничего своего и не создали. Ни конструкторской школы, ни технологической культуры, ни инженерного умения. Остальные страны, изучив чужое, осмысленно переходили на самостоятельные рельсы и со временем превзошли учителей. Мы же только копировали, воспроизводили, покупали. Даже те, кто начинал намного позже нас, уже в далеком отрыве.

И сегодня таких же неудачников, как мы, довольно мало. Малайзия пошла по пути самостоятельного автомобилестроения, да надорвалась. Ее Proton — посмешище до сих пор. И Тайвань потратил время и деньги впустую, забавляя мир своим Youlong. Так же глупо выглядит Иран, а недавно публично опозориться собралась Саудовская Аравия.

Зато от потуг отказалась Швейцария, Голландия, Испания, Мексика, Венгрия, Польша, Югославия, Таиланд, Австралия и вся Южная Америка, пустив к себе иностранцев. По-умному поступили Чехи.

И мы пристроим в надежные руки АвтоВАЗ, КамАЗ и ЗиЛ и тоже поумнеем.