Альтернатива все-таки есть?

Поистине геройский для российского чиновника поступок совершил министр транспорта России Игорь Левитин. Он заявил, что платных дорог там, где нет альтернативного проезда, в стране не будет.

По сути, г-н Левитин выступил против старшего товарища по кабинету министров вице-премьера Игоря Шувалова. Тот, напомним, заявил на прошлой неделе, что «правительство России может рассмотреть возможность строительства платных дорог при отсутствии бесплатной альтернативы». При этом министр транспорта ссылается на нормы российских законов, по которым «платник» может появится там, где есть его дублер.

Однако моторизованным россиянам, на наш взгляд, радоваться рано. Просто в преддверии выборов и в Госдуму, и в президенты страны власть хочет выглядеть белой и пушистой и лишний раз не раздражать электорат. Вот в высоких кабинетах и решили, что заявление Шувалова пока не к месту и поручили профильному начальнику довести это до широких масс. За эту версию говорит и тот факт, что в смысле политического веса и возможностей Игорь Шувалов стоит гораздо выше своего тезки (особенно если учесть воздушные и речные катастрофы последних месяцев) и перечить ему самостоятельно транспортный бюрократ вряд ли осмелился бы.

Между тем, пляны отечественного чиновничества о том, чтобы строить новые плятные магистрали там, где им нет альтернативы — далеко не нова. Более того, совсем недавно некоторые государевы люди говорили даже о том, чтобы переводить в категорию платных давным-давно построенные дороги. И законы страны, это запрещающие, их совершенно не волновали. Так что расслабляться не стоит.
На это фоне довольно странно выглядит и другое заявление Левитина. Чиновник выступил против увеличения тарифов за езду по платным дорогам. По его мнению, «та стоимость дорог, которая сегодня установлена, она принимается. Но если мы ее сделаем еще выше, мы считаем, что концессионер может не вернуть себе средства, потому что туда никто просто не поедет». Тезис не менее популистский, ведь, избавившись от альтернативных маршрутов, концессионер может устанавливать любые, практически, расценки. И никуда мы не денемся.

Но все это, повторимся, после выборов.