Век здоровья не видать!

Прямо оторопь берет! Оказывается, если мы станем жертвой дорожно-транспортного происшествия, нам прежде всего следует хорошенько подумать, чем лучше рискнуть: здоровьем или свободой? Ведь если озаботиться собственным здоровьем — можно лишиться свободы.

А ежели обеспечить себе пребывание на воле — можно запросто… потерять здоровье.
Во всяком случае, о чем-то подобном нас регулярно предупреждает самый гуманный в мире суд…


Спасение утопающих: чье дело?

Вписаться в поворот не было никакой возможности: скорость автомобиля была слишком велика, а неосвещенная проселочная дорога ночью казалась весьма просторной. А потому Александр К. вылетел на обочину и остановился, лишь когда обнял фонарный столб.

От мощного удара об руль лицо залило кровью, сознание помутилось. Придя в себя, он тотчас же вызвал полицейских, позвонил в «неотложку», но тут же сообразил: здесь, на отшибе, врачей не дождешься, ибо ближайшая подстанция «скорой» — за полсотни верст. Зато местная больница — почти за углом.

Ему повезло: водитель проезжавшего мимо мусоровоза подхватил истекающего кровью Александра и довез до деревенской больницы.

Пока на рану накладывали швы, Александр связался с отцом:

— Папа, ты только не волнуйся... Я разбил твою машину. Она там — на тридцать шестом километре. Если можешь, поезжай туда и дождись ГАИ.

Тем временем на месте происшествия подбитую машину уже внимательно осматривал полицейский экипаж.
Подоспевший отец Александра, задыхаясь от волнения, предупредил: мол, подождите совсем чуть-чуть — сын в больнице и вот-вот вернется!

— Нет, папаша, — ухмыльнулся инспектор ДПС. — Нам от вашего сына уже ничего не надо. Сбежал — так сбежал... Пусть теперь сам явится. С повинной.

Утром Александр пришел в ГАИ.

— Вы, уважаемый, оставили место ДТП, — словно бросив в лицо обвинительный приговор, заявил инспектор. — Распишитесь в протоколе. Ваше дело мы передаем в суд.

Мировой судья, не утруждая себя особым вниманием к делу, по обыкновению полностью положился на мнение сотрудников ГАИ и вынес умопомрачительный вердикт: за оставление места дорожно-транспортного происшествия, к которому Александр К. был причастен, назначить ему наказание в виде административного ареста на срок пятнадцать суток.

За себя и за того парня

Любопытствующие граждане в судебных архивах могут обнаружить тысячи подобных историй, в каждой из которых пострадавшие в ДТП становятся таковыми... дважды.

И виной тому — ловушка, изобретенная авторами ПДД.

Разберемся.

При дорожно-транспортном происшествии, как сказано в пункте 2.5 правил, водитель, к нему причастный, обязан отправить пострадавших на попутном, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение и вернуться на место ДТП.

Коротко, но не ясно. Правила, увы, не говорят: имеет ли право пострадавший водитель, причастный к ДТП, сам себя доставлять в лечебное учреждение? Формально выходит, что нет, ибо не предусмотрено. Мол, умирай, но жди на месте второго пришествия первой медицинской помощи! И тогда судья, жестоко наказавший героя нашей истории за оставление места ДТП, абсолютно прав!

Но вот ведь незадача: из содержания вышеуказанного пункта правил со всей очевидностью следует, что жизнь и здоровье человека дороже, чем необходимость водителя участвовать в оформлении ДТП. Тем более что от получившего травмы и больного на голову водителя, пассажира или пешехода проку чуть.

Еще более невразумительным выглядит другой парадокс: если пострадавшего водителя на месте автокатастрофы подобрала и увезла в известном направлении «скорая», его никак нельзя обвинить в оставлении места ДТП. Не было еще такого случая! А если, чувствуя приближающийся конец, пострадавший отправился в лазарет на попутке, его можно запросто приговорить за содеянное к лишению права вертеть баранку или к вонючим нарам!

И все это — на фоне провозглашенной государством заботы о здоровье своих верноподданных!

Ясное дело: предусмотреть в Правилах дорожного движения абсолютно все — мыслимые и немыслимые — ситуации, связанные с ДТП, и придумать сценарий поведения для всех его участников едва ли возможно: их — тысячи!

Но так или иначе, пора что-то предпринимать, ибо судебные вердикты, аналогичные «приговору» по делу Александра К., уже изрядно перепугали автомобильное сообщество. И отныне каждый водитель поставлен перед выбором — что делать: в отсутствие желающих помочь ожидать, истекая кровью, «скорую помощь» или отправиться на трамвае в ближайший лазарет?
Вопрос, впрочем, риторический.

Ибо судьи на него уже дали ответ...

Везет же людям!

В смежных странах законодатель между тем такую проблему решил уже давно, и весьма изящно. В национальных правилах дорожного движения он русским (то есть своим собственным) языком и без всяких хитростей написал, какое именно деяние следует считать оставлением места ДТП!

Получилось что-то вроде (да простят нам казенный язык): оставлением места ДТП следует считать действие или бездействие, направленное на сокрытие участником дорожно-транспортного происшествия самого факта ДТП и его участия в нем с целью избежать административной и материальной ответственности.

Проще говоря: виновным в оставлении места ДТП в развитых странах можно быть лишь в том случае, если прохиндей о случившемся в полицию не сообщил и скрылся в неизвестном направлении.

Но это — у них. А мы пока — дикие.

И — не ровен час — если после ДТП у вас от нервного расстройства начнется расстройство желудочное и придется занять место в кустах, на ближайшие пятнадцать суток вам предоставят более цивильный туалет.
Парашу.