Дружина нам в помощь

Много хорошего осталось в советском прошлом. Тогда народ и партия были едины, жить становилось лучше и веселей, пятилетку выполняли за три года, а средняя взятка была близка к стоимости водки и не обременяла разорительным убытком.

А уж как люди обожали родную милицию - без слезы умиления и не вспомнишь. И песни про нее сочиняли, и слоганы на заборе писали, и чуть что – сразу отзывались на нужды и чаяния. НКВД крепло на всенародной поддержке и с опорой на пожелания трудящихся вывела в стране троцкистов, правых уклонистов, политически несознательных и неосмотрительно близоруких, а заодно космополитов и откровенных врагов народа. Эх, было время! Есть что вспомнить!

И вот тематическими воспоминаниями накрыло Президента. Только ему из народа подсказали про дружинников, как на волне всколыхнувшихся познаний оформилось мудрое: «Мне кажется, нам пора подумать о том, чтобы вернуть в нашу повседневную жизнь лучшие образцы помощи и поддержки со стороны населения полиции. Я имею в виду тот опыт, который был у нас и в советский период, но, естественно, модифицированный применительно к современной жизни. Для этого нужно подумать над созданием новой нормативной основы, включая даже частичное приравнивание людей, которые вот в такого рода патрули входят, осуществляют дежурства, в эти дружины включаются, так вот их приравнять к сотрудникам полиции, во всяком случае в части защиты их телесной неприкосновенности, жизни и здоровья».

Модернизировать НКВД, ЧОН, ЧК на современный лад можно. Опыт советского периода невероятно обширен и многообещающ. А уж народ-то как обрадуется. Руки и так у половины страны чешутся. На другую половину страны. Осталось немножко полномочий получить, кое-что из неприкосновенности, остальное сами сделают.

На сегодня у нас в армии, включая бабушек на вахте, преподавателей военных институтов и секретарш в штабе – 1.4 миллиона человек. А во внутренних войсках, полиции, МЧС, ФСБ, ФСО и прочих силовых ведомствах 4.7 миллиона человек. Получается, что внешнего врага мы не ждем и не боимся. А вот внутреннего опасаемся и считаем силы противодействия недостаточными. Поэтому нужны многочисленные любители с амбициями, полномочиями и стремлением помочь полицаям.

Когда у нас на дорогах только случилась экологическая милиция, ей на усиление отрядили добровольцев. Обычные парни на воняющих выхлопом Жигулях вставали в засаде и ловили всех подряд. Расширяя поле их деятельности, придумали экологические сертификаты. Полномочия штрафовать у них были милицейские. Классовое чутье, тяга к чужому и нахрапистая жестокость – как у гвардейцев Ильича, первых карателей РСФСР - латышских стрелков. Главное отличие дружинников-экологов было в том, что люди не боялись их бить. Не всех подряд, а особо рьяных. Били. Больно. При одобрении случайных свидетелей, не сочувствующих тяготам и лишениям штанной милиции и их внештатных помощников.

Когда в столице придумали блокираторы на колеса, первыми в бой вступили кооператоры. Вешать капкан дозволили не только ГАИ, но и представителям частных подрядных организаций, выполнявших в модернизированном виде функцию дружинников. Идея, как и в случае с добровольными карателями- экологами не получила достойного продолжения ввиду сопоставимого рукоприкладства. Особо крепкие ребята умело клали помощника милиции с одного удара, после чего ставили его в ударопрочное положение и заставляли доползти из последних сил и блокиратор снять.

Сейчас на эвакуаторах без прикрытия ГАИ работать трудно. Народ по-прежнему в помощниках полиции не видит представителей закона, не уважает их оранжевые жилеты, их лагерные полномочия надзирателей и при первом удобном случае норовит отрецензировать деятельность.

То есть много хорошего у нас накопилось не только в далеком советском прошлом, но и в совсем свежих событиях, где власть пыталась покарать население, а люди умудрялись дать сдачи. Эти взаимоотношения многие считают лучшими из прожитого и будут рады продолжить. Хотя Президент, скорее всего, вспомнил более светлый образ дружинниц из фильма «Самая обаятельная и привлекательная», а не статистику обывательских расправ. В советское время народ в дружинники шел массово, поскольку за вечер страхов и ужасов полагался один отгул и сторожить порядок выходили целыми отделами НИИ. Советский народ даже частушку сочинил: «Хулиган, забейся в щель – девки вышли на панель!»

Ну, а теперь, модернизировав инициативу и разворошив опыт, самое время создать еще одну массовую подпорку полицаям, как всегда нуждающимся и недееспособным. При этом важно не зауживать поле деятельности прогулками по подворотням. Дружинник с неприкосновенностью должен быть везде, где изнемогла без народной поддержки полиция. Дружинник-ГАИшник, дружинник-паспортист, дружинник-следователь, дружинник-оперуполномоченный, дружинник-участковый… К 4.7 миллионам силовиков еще столько же дружинников. И хотя народу в стране все равно 121 миллион, почти десятая часть населения в соглядатаях, стукачах, карателях, силовиках и прочих правоведах дают надежду справиться…