Таможня берет добро

Как все в этом мире относительно! Вы думаете, если ввезли и по честному растаможили автомобиль, он отныне принадлежит вам и только вам? Заблуждаетесь. Кое у кого на этот счет может быть совершенно иное мнение...

Особенно, если этот автомобиль редкий и представляет коллекционный интерес. Но еще круче сюжет закручивается, когда этот «кое-кто с интересом» оказывается тесно связанным с правоохранительными органами. Тогда экспроприировать вашу движимую собственность начнут под флагом соблюдения законности и правопорядка. Не верите? Зря.

А старик Пакард и не знал…

Известная собирательница автораритетов, супруга реставратора с мировым именем, куратор патриотического музея на Поклонной горе, безвозмездно передавшая в его экспозицию десятки единиц уникальной автомобильной и военной техники, Людмила Лен тоже долго не верила. Пока ее не вызвали на допрос на основании возбужденного в отношении нее уголовного дела по части 2 статьи 188 УК РФ. То есть по поводу контрабандного вывоза из страны культурных ценностей. Предметом контрабанды значился автомобиль Packard Twelve 1937 года выпуска. Суть же «преступления» была вот в чем: в январе 2007 года Людмила разыскала где-то на задворках Европы этот самый Packard и ввезла его в Россию. Автомобиль предназначался для пополнения музейной экспозиции, а потому для освобождения от уплаты полновесной таможенной пошлины за каждый из 7299 «кубиков» рабочего объема его 12-цилиндрового двигателя в Росохранкультуре была совершенно официально получена справка о том, что ввозимый четырехколесный груз является культурной ценностью. Правда, когда культурную ценность выгрузили из украшенной табличкой TIR фуры на территории таможенного склада временного хранения, возникла одна маленькая проблема: к этому моменту в страну победно вступило «Евро-2», которому все импортные автомобили обязаны были соответствовать. А так как на заводе Packard настолько далеко в будущее заглядывать не умели, то бдительные и неравнодушные к судьбе окружающей среды таможенники потребовали незамедлительно привести автомобиль к соответствию новым экологическим стандартам. То, что «американцу» предстояло тихо украшать собой экспозицию, а не добавлять ежедневные порции «здоровья» московской атмосфере, таможенников не заботило: положено «Евро-2» – значит, извольте! Впрочем, они тут же подсказали выход: погрузить остающийся под таможенным контролем раритет в ту же фуру, съездить в Финляндию, там в аккредитованной мастерской оснастить его требуемым каталитическим нейтрализатором и получить соответствующий сертификат. Через пять дней Людмила Лен оплатила согласно прейскуранту солидный счет за эту транспортно-техническую операцию, Packard вернулся в Москву и благополучно покинул территорию таможенного склада.

Семь лет за пять дней

Вот этот-то пятидневный выезд раритетного автомобиля за нейтрализатором почти через три года после случившегося дознаватель Центральной акцизной таможни А. Мудрик и следователь следственного отдела при ЛОВД на станции «Москва-Киевская» Д. Казаков квалифицировали как незаконный вывоз Людмилой Лен культурного достояния нашей страны. То, что достояние вывозилось по инициативе самой таможни, находилось все это время под таможенным контролем, а затем благополучно и добровольно вернулось и получило все официальные документы, следствие решило в расчет не принимать. Выехало из страны без оформления надлежащих бумаг? Значит контрабанда! До семи лет строгого режима с конфискацией предмета контрабанды.

Собственно ради конфискации вся история и была затеяна. Следователи этого даже не особо скрывали, настойчиво требуя у Людмилы выдать автомобиль в обмен на снисхождение и щадящую меру наказания. В противном случае ей, матери троих несовершеннолетних детей, обещали максимальный срок и массу других неприятностей. На протяжении долгих месяцев уверенная в своей правоте женщина молчала, а обыски и угрозы не ослабевали. Расследование тянулось, но до суда так и не доходило, лишь подтверждая предположения Людмилы о том, что рвение людей в погонах подстегивается интересами, весьма далекими от служебного долга.

Мало того. Следователь Казаков поставил под сомнение компетентность экспертов Росохранкультуры, которые после изучения документов на автомобиль и материалов дела дали однозначное заключение: ввезенный Людмилой Лен Packard Twelve не попадает в число предметов, вывоз которых ограничивается Федеральным Законом №4804-1 от 15 апреля 1993 года «О вывозе и ввозе культурных ценностей». А стало быть, никакого преступления не могло быть и в помине, тем более, что всей логистикой ведали таможенные органы.

Бесконечные жалобы на действия следователя вышестоящему руководству и в транспортную прокуратуру поначалу не возымели действия. В ответ долго приходили бессмысленные отписки. Но вода камень точит. В какой-то момент Казаков очевидно понял свою роль в чужой игре и что бесконечно долго прикрывать его беззаконную настойчивость все-таки не будут. Дело, тянувшееся более двух с половиной лет, за отсутствием состава преступления недавно было прекращено. И все же радость коллекционеров-реставраторов была не долгой. Ровно через четыре дня руководители Д. Казакова отменили его постановление о прекращении дела, и оно было возобновлено. Охота на Packard продолжилась. Видимо, кому-то он показался слишком близок и дорог – и он не смог так легко расстаться с голубой мечтой. Обращение в Транспортную Прокуратуру завершилось уже привычным отказом. Заместитель Московско-Смоленского транспортного прокурора И.Дзангиев уже в который раз не усмотрел каких либо отклонений от соблюдения действующего законодательства. А стало быть, и сегодня, уже четыре с половиной года после ввоза автомобиля, следствие и прокуратура, проявляя чудеса «правосознания» пытаются наперекор закону лишить Людмилу Лен ее собственности.

Взяли на Cord

Но это еще не конец истории. Тот самый, а может уже и другой таинственный «кто-то» заприметил себе в Людмилиной коллекции еще одну машину, ввезенную чуть позже, в марте 2007 года. Об этом она узнала буквально на позапрошлой неделе, когда была в очередной раз вызвана на допрос. Дознаватель Центральной акцизной таможни М.Сарычева возбудила в отношении Людмилы новое уголовное дело. И снова по факту контрабанды. Только теперь «преступление» совершилось как бы в обратную сторону. Cord-812 1937 года выпуска Людмила заранее предполагала использовать в качестве ездящего живого раритета, а потому еще за границей оснастив машину нейтрализатором и получив сертификат «Евро-2», растаможила по полной ставке. То есть, заплатила по 3 евро за каждый кубический сантиметр из имеющихся в двигателе 4725. Машина благополучно получила ПТС, а затем и номера. Так вот, именно в оплате 14175 евро таможенной пошлины М.Сарычева углядела нарушение хозяйкой автомобиля закона. Нет, совсем не в том, что она заплатила мало. Наоборот, слишком много. Точнее, преступление, по мнению дознавателя, оказалось в том, что Людмила Лен не оформила старинный автомобиль как культурную ценность, а стало быть, ввезла его контрабандой. Бред? Да. Но когда поставлена цель – тут уже любые средства хороши. Кстати, по действующему законодательству именно таможенники должны были указать на то, что ввозимый предмет относится к категории культурных ценностей и определить особый порядок его оформления. Но напоминание, что сотрудники той же самой таможни, четыре с лишним года назад, тщательно проверив сопроводительные документы на Cord, не предъявили владелице никаких претензий, на дознавателя Сарычеву не подействовало. Она заявила, что автомобиль в любом случае будет объявлен в республиканский розыск и изъят.

Ну что тут сказать? Второе предвзятое обвинение увлеченной женщины, которая разыскивает по всему миру четырехколесные редкости, организует их реставрацию, а затем пополняет ими музеи у себя на родине, заставляет насторожиться. Не просто так все это. Слишком похоже на то, что под видом соблюдения норм законности кормится целая стая оборотней, занимающаяся отъемом культурных ценностей у населения, и использующая не ведающих, что творят, рядовых служак. Но все-таки интересно: кому именно приглянулись ввезенные в 2007 году Людмилой Лен Packard и Cord? Может быть, эти имена знает вся страна?