Игры с «Патриотами»

«Газели» смотрят на УАЗ Patriot с уважением. Мелкие Pathfinder и Navara – с напряженным вниманием.Range Rover Sport шмыгнул, как стыдливая малолитражка. Вровень идут только Discovery и Land Cruiser. Но с их ценой логичней съежиться уже самому Patriot. Грузовики УАЗ Patriot не замечают и стараются пришвартоваться в борт…

Машина кондовая. Насколько современный автомобиль может быть таким чугунно-литейным сразу и не догадаешься, пока не сядешь за руль. Если в условиях цивилизованного бизнеса продавать Patriot в стеклянном шоу-руме, получая ключи из рук менеджера в костюме, а не мужика в телогрейке, то в качестве корпоративного сувенира в память о приобретении логичней всего дарить настоящее зубило, наковальню или лом.

Когда УАЗ заведет себе в штате эргономиста или хотя бы отправит пару инженеров в Европу на курсы очеловечивания, машина станет дружелюбней. Сейчас же она сделана не для человека, не ради удобства выживания на селе, а от обратного — от безысходности, от желания перестать делать машину для солдат. А как делается для людей, на заводе пока не очень знают. Основные постулаты создания автомобиля завод постиг. А вот в мелочах ему только учиться.

Звуковой волной двигатель вдавливает барабанные перепонки в череп. Но если в каком-либо режиме мотор внезапно ослабит давление на разум, то эстафету изматывания перехватит воющая печка. Пиктограммы управления ею не предлагают направить поток на стекло и в ноги. Либо одно, либо другое. Жесткий пластик больничного цвета сельской операционной отличается по оттенкам и корявости облоя, а решетки дефлекторов ведут себя, как веки солдата на политзанятии, стремясь со стуком захлопнуться под собственной тяжестью. Регулировка зеркал на коробе между сиденьями ставит в тупик. Электропривод передних стекол в этом же месте требует сноровки и понимания.

Потрясающее решение – вынести регулировку паузы дворников в отдельный механизм и разместить его не на подрулевом рычажке, а в виде вращающейся рукоятки на торпедо над правой водительской коленкой. Нищета предлагает скудоумные решения, но это — избыточно оригинальное. В салоне ни одного крючка. Подразумевается, что водила сунет треух на трансмиссионный тоннель, сыпанет в него махорки на дорожку и покатит с надрывом, целясь пивной банкой в рот. И ни положить, ни пристроить, ну, кроме банки пива – под нее на торпедо есть подстаканник! А в багажнике? Поклажа туда скирдуется вилами или забрасывается лопатой. Пристроить термос во всем автомобиле негде: ни полки, ни крючка, ни одной зацепки... А у китайских термосов со стеклянной колбой (до сих пор лучших) из-под пробки всегда плещется, и наклонять их нельзя. А как-то укрепить термос в УАЗе невозможно. Возможно, заводским инженерам термос чужд, им логичней топор или кувалда…

Детям, в силу возраста, не хлебнувшим «совка», УАЗ Patriot кажется невероятным ископаемым. Зато достоверным. Не всякий динозавр в палеонтологическом музее может с ним потягаться. Взрослому, хлебнувшему «совка», постоянно мерещится поломка какого-нибудь важного узла, агрегата или механизма…

Горожанину, да еще из поколения «Люди с iPhone», браться за Patriot нельзя. Не справится. Остальным, то есть более жизнеспособным особям с постоянной городской пропиской, садиться за руль этой машины можно только после краткосрочных курсов управления. На занятиях с инструктором им предстоит освоить езду на машине с рулем, лишенным информативности и амплитудой блуждания в полосе от края и до края, с тормозами, срабатывающими неожиданно даже для самой машины и педалью сцепления, требующей усилия четырех ног вместо положенных от природы двух. И только после этого покупателя можно осторожно выпускать на дорогу, чтоб он тихими тропами пробрался к себе домой и ушел в запой. Следующий выезд должен состояться не раньше, чем дня через три, когда сгладятся оглушительные ощущения от покупки.

А потом необходимо немедленно ехать за город, чтобы понять, ради чего была приобретена эта машина. Несколько мучительных часов борьбы с Patriot на гладком асфальте, когда из-за неинформативного руля он все время стремится вырваться на волю в кювет, небольшая передышка, зато потом — добро пожаловать на проселки.

УАЗ Patriot был взят на тест для проверки в естественной среде обитания в условиях мероприятия «Волок. Выходные». Это однодневное внедорожное ралли с этнографическим и познавательным уклоном. За год проходит с десяток таких организованных вылазок на далекую природу, аккуратно сложенных в ежемесячные тренировки перед основным занятием сезона — большим пробегом от Белого к Черному морю под названием «Волок» и девизом «Открываем Россию заново».

Седьмой этап, на который и приехал дизельный УАЗ Patriot, проходил по машруту Спас-Клепики (Рязанская область) – Покров (Владимирская область).

Суть затеи простая: выявить оптимальную для Patriot сферу применения и поглядеть, что и когда у него сломается. Несколько лет тому назад примитивная вылазка на косогор обнаружила изумительную особенность ABS – откатываясь назад у Patriot вставала колом педаль тормоза, при том, что в магистрали рабочее давление отсутствовало и машина улетала вниз, чуть не убив людей и чудом не перевернувшись. Тот огрех ABS был устранен в сотрудничестве с производителем системы фирмой «Bosch», хотя это и стоило заводу одного инженера… ушедшего работать к немцам. Но затем, во время ресурсного теста на полигоне НАМИ, список проблем у автомобиля получился все равно нескончаемый. Умер механизм переключения раздаточной коробки, скончались сайлент-блоки тяги Панара переднего моста, об раму насквозь протерся топливопровод, протек хвостовик раздаточной коробки, протекли уплотнители фланцев полуосей, провисли двери, обнаружив тенденцию к заклиниванию при открывании вне ровного асфальта, но все это пустяки на фоне отвалившегося на ходу кардана. Анализ показал, что болты крепления были выполнены из стали класса 6.8, запрещенной к использованию в подобной роли… Испытатель имел шанс погибнуть… Примечательно, что все эти ужасы обнаружили не работники завода, а сторонние журналисты…

150 км по шоссе в рассветных сумерках субботы расслабиться не позволили ни на секунду. Езда на Patriot по хорошему шоссе, как уже говорилось, это тяжкая работа с постоянным подруливанием, огромной дистанцией и неспешной реакцией на любое событие в диапазоне от наглого подрезания соседями по несдержанному потоку и вплоть до бомбежки Юнкерсами (Junkers 88A).

Точка сбора – окраина Спас-Клепиков, заправка. Толпа внедорожников страшного вида и специальных возможностей местных изумляла. Привыкшие по-тихому растворяться в родных просторах первого дня выходных, они настороженно озирались, ждали подвоха и от греха побыстрей разъезжались. Каждому участнику дается легенда с маршрутными точками и прекрасно сформулированное отличным литературным языком описание посещаемых мест с историческими справками и подробностями. В финале затеи – ресторан и ночлег в дружелюбной гостинице.

По дорогам местного значения, слегка покрытых льдом, уже можно ехать на полном приводе. Передний мост Patriot включается неожиданно просто, как и на современных машинах заграницы: на любой скорости достаточно перевести трансмиссионный рычаг вперед и на приборной панели нежной зеленью озаряется пиктограмма 4х4. Ну, или выжать сцепление и толкнуть рычаг от себя… Или остановиться и топчась накатом, выжать сцепление и размашисто вдарить по рычагу… На полном приводе УАЗ Patriot не теряет ни грамма рассудительности, не отягощает капризами и вообще никак не выдает наличие включенного режима. Едет себе и едет. Но делает этот более надежно.

Счастье обладания этим внедорожником открывается на проселке. На вялой тропе аборигенов Patriot расправляет крылья и двигается уверенно, как это и подобает мужику, вернувшемуся из чуждого города в родную деревню. Здесь он свой в доску. УАЗ отлично сглатывает неровности рельефа, не трясет пассажиров, изредка швыряясь не закрепленной поклажей по багажнику, всегда попадает в нужную щель между павшими деревьями и не срабатывает до отбоя подвеской. Даже на обычной шоссейной резине отечественного производства он хорошо держит то, что по привычке называется дорогой и если подобрать ритм одоления окрестностей под характер машины, ехать на Patriot можно сутками. Тупой руль тут же становится особо удобным, поскольку его можно в приступе баловства мотать туда-сюда, а машина даже не дрогнет, сиденья ощущаются как невероятно удобные, а бескомпромиссная печка, исполняющая только две регулировки «насмерть холодно» и «зверски жарко» воспринимается, как должное. На фоне окрестного пейзажа подмороженных мещерских болот жара в салоне – всего лишь взятый с собой из городской жизни уют.

Мещерский край — это леса и болта, торф и лесоповал, выселенные под несостоявшийся ядерный полигон деревни, умершие предприятия и опустошенные исторические места с останками храмов посреди леса, памятный знак на месте концлагеря с венгерскими военнопленными и город Рошаль, названный в честь своевременно расстрелянного белогвардейцами пламенного большевика… И много песчаных троп местного значения. По ним Patriot летит с особым энтузиазмом. Его не колышет даже короткая волна, заставляющая козлить дорогие японские пикапы других участников заезда. Patriot незыблем и убедителен в этой стихии. Именно ради такой езды его и выпускает завод, именно для таких маршрутов его покупают люди.

Всепрощающая подвеска и покорная стабильность в колее расслабляют. В результате пассажирам начинает казаться, что машина проста в управлении и они просятся за руль. И когда на водительское креслоо сел человек с 12-летним стажем городского переднего привода, внезапно лес расступился и трасса пошла по асфальту. Увы, через 100 метров машину размотало, водитель не справился, ABS никак не помогла и Patriot, круша деревья силовым порогом, свалился с дороги. Больше всего он был похож в этот момент на споткнувшегося быка: припал на колено, призадумался, мотнул рогами, но заблокировал трансмиссию и вылез обратно… Повреждений и испуга нет, зато есть восторг и огромное уважение к машине, которой так увлекательно валить лес…

В глубокой колее Patriot борется до последнего, то есть до тех пор, пока редуктор моста не накопает непреодолимую кучу грунта. Тогда можно сдать назад и либо прорываться с разбега, либо объезжать опасный участок. Выбраться иным образом не позволяет резина. При этом заблокировать межосевой дифференциал и включить пониженный ряд раздатки можно без выпученных глаз, матерных слов и зверских усилий. Естественно, не с первого раза и только выжав сцепление, но все равно удачно и без специальных курсов по овладению трансмиссией.

Поскольку организаторы однодневного ралли «Волок. Выходные» не ставят задачей непременно убить машины, на каждом из участков маршрута обязательно будет либо красивый ландшафт, либо интересное историческое место, либо увлекательное препятствие. «Патриоту» очень удался брод. Хоть и присыпана Мещера снегом, а безымянная река еще не замерзла и вода из-под колес разлеталась с вполне летним размахом. Для оголтелых был приготовлен и участок сверхтяжелого одоления русской действительности. Но на штатной резине, нелифтованной подвеске и без лебедки там делать нечего и Patriot остался не посрамленным.

На сегодня у «Ульяновского автомобильного завода» нет намерения поиграть в модельный год и заменить Patriot (выпускается с августа 2005 года) чем-то более модным и современным. Задача прежняя – совершенствовать нынешнюю конструкцию, добавляя качество сборки, комплектующих и инженерных решений. На русском автомобиле с нерусским именем Patriot стоит немецкое сцепление, корейская КП от «Dymos», чешский вакуумник, фары, генератор, стартер и ABS от «Bosch», мощнейший гидроусилитель и климатическая установка от «Delphi» и удобные сиденья фирмы «Daewon», выпускаемые у нас в Нижнем по лицензии. Хотя удачный дизельный двигатель Iveco F1A (2,3л, 115 л.с.) за доплату в 90 000 рублей ставят под заказ и только до нового года. Затем «Sollers» прекратит отношения с FIAT и станет любить «Ford», поэтому на конвейер вернется грустный дизель ЗМЗ.

На сегодня в наивысшей комплектации Limited с турбированным итальянским дизелем Patriot стоит 615 000 рублей.
…А ведь у машины за всю дорогу так ничего и не сломалось!