Видеокамерам — верить!

Под конец уходящего года пленум Верховного суда России принял в проекте «эпохальное» решение: от штрафа, «наложенного» приборами фото- и видеофиксации правонарушений можно отбояриться. Правда, эта возможность была предусмотрена законом и раньше. Верховные судьи, по сути, лишь подтвердили сложившуюся практику.

Хотя сделали это как-то неуверенно, по-прежнему давая возможность своим нижестоящим коллегам свободу для маневра в пользу ГАИ. Так, с одной стороны, они подтвердили, что если владелец транспортного средства предоставит Фемиде доверенность, полис ОСАГО, подтверждающие, что за рулем авто мог находиться другой человек, да еще подкрепит этот факт свидетельскими показаниями (в этот день и час, мол, был на рыбалке, в командировке, у любовницы), то с него вроде и взятки гладки. Но с другой черным по белому написали, что «указанные, а также иные доказательства, не имеют заранее установленной силы и при осуществлении производства по делу должны быть исследованы и оценены… в совокупности». В совокупности чего, спрашивается? Пресловутого «внутреннего убеждения судьи», благодаря которому десятки тысяч людей уже лишились «прав», обвиненные придорожными полицейскими в грехах, которых не совершали? К тому же, повторимся, автовладелец и до этого «смелого» решения мог «сдать» нарушителя, которому доверил машину, и быть освобожденным от штрафа.

Между тем, в прессу все чаще просачивается информация, что многие полицейские камеры настроены таким образом, что приписывают разваливающейся «пятерке» отечественного производства скорости новехонького Mercedes. Или вообще фиксируют нарушение авто, неделю в разобранном виде стоящего в сервисе. И неудивительно поэтому, что за год только в одной Московской области электронные помощники гайцов отловили около миллиона нарушителей, а в Москве только за два последних месяца — более ста тысяч. Казна обогатилась на сотни миллионов рублей.

Верховные судьи напомнили так же, что когда нарушения зафиксированы камерами, работающими в автоматическом режиме, предусмотрен особый порядок привлечения к административной ответственности (протокол не составляется, постановление выносится без участия собственника транспортного средства). И если человек не согласен с решением, может его обжаловать. Одним словом — повторение пройденного.

Так что совсем не понятно, зачем серьезные люди в канун новогодних праздников загрузили себя никчемной работой, когда ситуация с обжалованием неправомерно наложенных техникой штрафов была предельно ясна с самого начала их применения. Уж лучше бы они в этой саязи озаботились более актуальным вопросом о законности использования части полицейских видеокамер. Ведь известно, что значительное их число висит над нашими дорогами без прохождения многочисленных согласований. Устанавливаются, налаживаются и эксплуатируются так же вопреки многочисленным нормативным документам. То есть, по большому счету, работают вне закона, как и многие их «коллеги» в форме, при «бляхах» и полосатых палках.

И главный вопрос, который должны были рассмотреть верховные жрецы отечественного правосудия. Почему все-таки «видеоштраф» должен оплачивать собственник транспортного средства (или долго и муторно доказывать, что он не верблюд), а не реально управляющий им гражданин? Но ответа, который адвокаты и правозащитники ждут уже несколько лет так и не последовало.