Несогласие — знак молчания

Как же говаривали на Руси… Кажется, так: «Кабы знал, где упасть, соломки бы подостлал». Вот и нынче — самое время подостлать соломку, если нелегкая судьба бросила вас в объятия придорожных полицейских.

Ибо на то у него имеется умысел…

Если нельзя и очень не хочется, то... можно!

— Употребляли, Василий Петрович? — инспектор ДПС припал к Петровичу и втянул обеими ноздрями морозный воздух. — Какой-то вы неадекватный!

— Да что вы, товарищ капитан, — замотал головой Василий. — Ни в коем разе... Просто волнуюсь, в аэропорт тороплюсь.

От поста ДПС инспектор привел двух понятых, из бездонного кармана извлек на свет алкометр и распорядился:

— Дуйте!

Петрович дунул. Циферки на приборе слегка оторвались от ноля.

— А говорите — трезвый...

— Это какая-то ошибка, товарищ капитан! Я на самом деле не пью!

— Не согласны? Тогда едем в наркологию.

Василий Петрович напрягся:

— Да мне никак нельзя... Я ж на рейс опаздываю! Я ж потеряю кучу денег!

— Значит, отказываетесь ехать к врачу? — хитро прищурившись, поинтересовался капитан.

— А что... Можно отказаться?

— Можно. Ну, если и вправду опаздываете...

Протокол о направлении на медицинское освидетельствование инспектор ДПС состряпал быстро — ведь торопится же человек! Без промедления и Василий Петрович размашисто написал в протоколе: «пройти медицинское освидетельствование не согласен!». И на прощание едва не обнял инспектора:

— Дай вам Бог здоровья! И великое вам спасибо!

По дороге в аэропорт Петрович сообразил: что-то здесь неладно, ведь водительское удостоверение инспектор все-таки забрал... Может, по ошибке?

Спустя пару недель, по возвращении домой, Василий Петрович выудил из почтового ящика конверт с повесткой в суд. А уже через три дня предстал перед судом.

К величайшему изумлению Василия Петровича, граничащему с потрясением, мировой судья в отличие от инспектора ДПС не вошел в положение Петровича и за отказ от прохождения медицинского освидетельствования «приговорил» его в течение ближайших полутора лет к передвижению на транспортных средствах только в качестве пассажира.

Отказал инспектору? А ему приятно

Очень выгодная для рядового гаишника статья — отказ от медицинского освидетельствования: не надо тащить подозреваемого к наркологу, вдыхать по дороге ароматы сивушного перегара, ожидать у врача проведения нудных процедур и возвращать алкоголика на прежнее место. Достаточно спровоцировать водителя на отказ, и — «палка» в кармане! Причем такая же жирная, как и за поимку действительно нетрезвого водителя с проведением всех вышеозначенных процедур! Ведь и в случае управления в состоянии опьянения, и в случае отказа от медицинского освидетельствования (даже если водитель, как выяснится впоследствии, был трезв) мера наказания одна — лишение права крутить баранку на срок аж до полутора лет.

Вот и не брезгуют отдельно взятые товарищи в полицейских мундирах притупляющим бдительность «великодушием»: «можно и отказаться, если действительно опаздываете...»

Известны случаи, когда сотрудники ГАИ, проявляя «снисхождение», «шли навстречу» подозреваемому даже преступным путем: «Дашь тысяч тридцать — оформим тебе отказ!». Многие, не подозревая о последствиях, отказывались со спокойной душой! Ведь выгодно же: всего-то — за тридцать «штук»!

По некоторым данным, именно по причине неосведомленности о правовых последствиях отказа, больше 36 процентов подозреваемых в управлении транспортным средством в состоянии опьянения сегодня отвергают предложение инспектора прокатиться к врачу-наркологу. То есть каждый третий пойманный на пьянке! И даже не учитывают то удивительное обстоятельство, что врач-нарколог может и не выявить состояние опьянения (и наказывать подозреваемого будет не за что), притом что сам отказ (даже — трезвого!) водителя от рандеву с наркологом уже чреват крайне суровой карой!

Знай водитель доподлинно, чем обходится нежелание встретиться с врачом-наркологом, вряд ли рисковал бы, заявляя свое твердое «нет!». Но не знает, ибо хитроумный инспектор ДПС о них рассказывать не заинтересован.

Подведем научную основу

Между тем статья 12 Закона «О полиции» обязывает пресекать, в частности, нарушения ПДД и проводить с лицами, намеревающимися нарушить, индивидуальную профилактическую работу. А это значит: если Василий Петрович собирается наотрез отказаться от медицинского освидетельствования, то есть, очевидно, намерен совершить одно из самых дерзких административных правонарушений, инспектор обязан провести с ним длительную (минут на 40...) и подробную (как для тупых) беседу. И объяснить, как нехорошо он собирается поступить и какая суровая кара его неминуемо настигнет.

Если неразумный Петрович все-таки упрется, туда ему и дорога — в суд, на получение почетного звания пешехода. Но при этом суд будет обязан установить: не нарушался ли установленный законом порядок применения мер административного принуждения, то есть был ли Петрович предупрежден о последствиях отказа.

И в силу презумпции невиновности доказывать, что был предупрежден, будет не Петрович, а сотрудник ГИБДД...

А наиболее убедительным доказательством послужит сделанная Петровичем и заверенная его автографом запись о том, что инспектор ДПС разъяснил его обязанность предстать перед доктором и рассказал о тяжелых последствиях его решительного нежелания встретиться с врачом.

Разобрались без пол-литра

Да, кстати! Говорят, что областной суд города К. по жалобе Василия Петровича на постановление мирового судьи принял решение освободить Петровича от ответственности по чрезвычайно важной причине: вызванный в суд инспектор ДПС не сумел доказать, что разъяснял Василию Петровичу, чем грозит отказ от медицинской экспертизы.

Не сумел, потому что не разъяснял.

Вот как все банально просто...