Куала-Лумпур и немцы

Немцы заявляют, что в финал выйдут двое: собственно VW и корейская KIA-Hyundai. GM по немецким прогнозам останется у подножия пьедестала, а «Toyota» займет подобающее ей место вне призовой игры.

Но только опытный VW знает, что свое хорошо, а чужое - дешевле и норовит учинить альянс с кем-нибудь из местных. И как только из гнезда GM вывалилась «Suzuki», немцы тут же нежно взяли японскую фирму под локоток и ощупав под исподним ее активы на индийском рынке, вступил в брак.

Но японская невеста была барышней тертой и вместо прыжка в объятия, аккуратно остановилась на пороге спальни и зачитала долгий список обязательств по брачному контракту. В общем, семья не сложилась и супруги судятся до сих пор. Но немец не думал горевать и уже вступил в отношения с малазийским «Proton». У этой фирмы полно неприятностей в анамнезе, но всегда светлое завтра и отлично оснащенное производство. Со стороны может показаться, что VW непритязателен и просто бросается на все, что плохо лежит, постепенно снижая планку семейных притязаний. Вовсе нет.
«Proton» – любимое дитя четвертого Премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада (1981-2003). Малайзия это такая удивительная страна, в которой руководство – честные патриоты. Они не воруют сами и не дают воровать другим. Самое страшное преступление в Малайзии – вывод капитала за рубеж. И именно Мохамад перевел страну из состояния главного поставщика олова и пальмового масла в категорию развитого капитализма с промышленностью, экономикой и политическим влиянием и провозгласил программу-2020. Эта цифра означает год, когда Малайзия должна стать одним из четырех основных экономических и политических центров мира наравне с Америкой, Китаем и Единой Европой. А автомобильная промышленность – это была его страсть.

Махамад закрыл пошлинами внутренний рынок, договорился с «Mitsubishi» о сотрудн»ичестве и в 1985 году подарил стране собственного автопроизводителя - «Proton». Предприятие стремительно расцвело, в 1996 году купило себе британский «Lotus Cars» и выплеснулось за пределы родины, выйдя на экспорт с товаром невиданного соотношения цены и качества. Даже японцы отнеслись к подобному успеху с завистью, сквозь вежливость скрипнув зубами по поводу малазийской манеры стремительно устранять любые ошибки, идти ради качества на любые затраты и вручную доводить до совершенства любую деталь. Триумфом фирмы стало распоряжение Скотленд Ярда о назначении модели Proton Premier основным автомобилем британской полиции. Кстати, когда Мохамад перевооружал свою не менее любимую армию и собирался закупить для нее русские Су-27, созрел контракт на бартерную поставку в Россию безграничного числа автомобилей Proton. Предвидя такие масштабы, малазийцы решили, что Россия слишком самобытна и попросили добыть им русского дизайнера, чтобы он привел облик их автомобилей к вкусам местного населения. Состоялся первый раунд переговоров и если бы сделка удалась, в Куала-Лумпур отправился работать на наше общее благо знаменитый дизайнер и отличный художник Александр Николаевич Захаров. Жаль, что малазийские ВВС летают на американских самолетах. Не менее печально, что японский партнер «Mitsubishi» в 1998 году размечтался продаться немецкой фирме «Mercedes» и ради этого кинул все дочерние предприятия, дабы не обременять себя чужими проблемами и выглядеть инвестиционно безупречным. «Proton» от такой подножки споткнулся, но благодаря поддержке премьер-министра все же остался на плаву. Но его преемник Премьер №5 Абдулла Ахмад Бадави автомобили отечественного производства не любил, открыл границы, сняв таможенную защиту и обрек «Proton» на тяжкие арьергардные бои на собственной земле. На сегодня модельный ряд у компании узкий, вялый и нуждается в виагре. Немцы, зная что это чрезвычайно современное предприятие (у «Proton» три сборочных завода) с потрясающими технологиями (например, бездымного литейного производства прямо в центре города), блистательным инженерным потенциалом и недосягаемым качеством трудолюбия, вступить в тесные семейные отношения пытался уже дважды – в 2007 и 2010 году и оба раза были отвергнуты.Тогда VW решил зайти с тыла и завел себе свата, взяв в партнеры местную корпорацию по привлечению инвестиций на малазийский автомобильный рынок «DRB-Hicom». По просьбе VW корпорация пошла поговорить как малазиец с малазийкой за жизнь и в январе 2012 года купила 43% акций «Proton Holding» (47% акций принадлежит государству). И вот уже решается вопрос, что малазийское оставить на конвейере, а что снять и где именно начинать сборку Passat и Jetta.

Задача VW наладить всеми силами трех местных заводов выпуск 350 000 автомобилей в год с дальнейшим увеличением объемов и широким выходом на сопредельные территории: в Австралию, Новую Зеландию и все страны Юго-Восточной Азии, которые только попадутся.

В общем, есть у VW теперь есть все, чтобы занять первое места в мире. По итогам 2011 года групповые продажи концерна выросли на 14% (продано 8,16 млн. автомобилей).