Корпоративка

Генри Форду приписывают чужую заслугу: изобретение конвейера. На самом деле его заслуга в другом – он заставил рабочего хорошо трудиться.

Корпоративная этика морщится от чужих товаров на своей территории. В автомобилестроении это особенно приметно, когда на заводской стоянке проглядывают машины вражеских фирм. И не смотря на демократичность и готовность к сопереживанию чужой беде, у многих существует правило: на парковку для персонала пускать только машины своего бренда. Все прочие пусть стоят где-нибудь за углом. Примечательно, что терпимость напрямую зависит от ментальности. Во Франции чужое терпят, в Германии – с трудом, в Японии чужаков не пускают. Приятным курьезом на этом фоне смотрится «Rolls-Royce». Рабочие и персонал этой фирмы на собственной продукции не ездят, выходя из положения машинами головной конторы BMW.

В нашей стране директору и прочей пирамиде из начальников полагалось ездить на продукции своего автозавода. В выигрыше оказался директор ГАЗа и ЗиЛа (Павел Дмитриевич Бородин-старший на всякий случай был членом ЦК КПСС и ему позволялся правительственный ЗиЛ). Сложнее было на АЗЛК и ВАЗе, совсем грустно на ЗАЗе.

Но, например, директор Валентин Петрович Коломников свои «Москвичи» любил и все время ездил только на них. Черного цвета. С номером 00-09. А его преемник Юрий Павлович Бородин-младший, при котором и началась финальная деградация завода, для изучения всегда уходящих в отрыв зарубежных аналогов завел себе Mercedes 190. При чем всяких иномарок в заводских гаражах было много, на том же АЗЛК испытатели ездили и на FIAT-1500, и на Porsche 911, но директора и начальники патриотично любили результаты своего труда. О рабочих речи не было. Купить «свою» машину можно было только по специальному распоряжению директора и очень узкому кругу лиц.

В наше время гордиться стало не чем и администрации эвакуировались в иностранные автомобили. Например, предыдущее руководство ВАЗа предпочитало Audi А8 и А6. А нынешнее... Ему повезло. Став придатком концерна «Renault-Nissan» все чиновники обрели индульгенцию и, например, президент «АвтоВАЗа» Игорь Комаров себе приобрел машину корпоративного бренда Nissan GT-R, но служебную, на всякий случай, LADA Kalina Sport.

Сегодняшний интерес к машинам автомобильных начальников возник по вине ВАЗа. У LADA куда-то делась пальма первенства и по итогам января у «царя горы» внезапно случилось падение продаж -21%. Ну, казалось бы, где повод для переживаний. Всего один месяц. Но, судя по всему, есть даже на этом заводе умные люди, прогнозирующие и дальнейшее падение спроса. Следовательно, надо найти резерв по сбыту. А где? Проще у себя на заводе. И хотя Генри Форд для того, чтобы его рабочие покупали сделанное своими руками, платил им огромную зарплату, в Тольятти решили иначе и напугали, что не станут пускать на заводскую парковку машины чужих брендов. Как и полагается, у затеи нет авторов. Но есть угроза и наказание. Игорь Комаров на профсоюзном собрании коллектива сказал: «Поступило предложение сотрудникам и руководству завода приезжать на работу только на автомобилях марки «LADA». Полагаю, вы знаете, что и я, и топ-менеджеры «АвтоВАЗа» ездят только на наших автомобилях».

Кто бы мог предполагать, что начальник так жестоко накажет своих подчиненных. Вместо стимула к хорошему труду – возмездие за плохую работу.