Игра в слова

У самых респектабельных рынков сбыта – Америки и Европы – есть предел насыщения. Еще немного и новые автомобили на эти континенты просто не влезут.

Обнадеживающий Китай постоянно меняет правила, все глумливей плюет на авторские права и тоже констатирует несварение желудка. Поэтому автоконцернам приходится пересматривать стратегию и вместо привычных планов оккупации континентов мельчить и опускаться до уровня завоевания отдельных стран, сегментируя модельный ряд под группы населения, вплоть до нищих в недоразвитых странах.

Именно этим вынужденным вниманием объясняется появление умышленно дешевых автомобилей. Первым на нашем отрезке современной истории автомобиль для бедняка сделал «Renault», выдав ему со склада румынское имя Dacia. Французская удача вызвала зависть и показала, что на незатейливую технику спрос есть не только в странах с чахлой экономикой, но и у себя дома, в сытой Европе. Успех прекратил споры и побудил к созиданию. Но часть фирм все же решила не торопиться и сделать убогую машину исключительно для нелюбимого Китая и уже потом поглядеть, куда плыть дальше («Baojun», «Denza», «Aeolus»), а другая часть автостроителей пошла по французскому следу и наобещала возродить остальные имена избыточной скромности, но сориентированные не на врагов, а просто на бедных людей («Talbot», «Autobianci», «Datsun»).

Последней к теме машины для бедняка подступилась «Toyota». Она и думает дольше других, и от Америки до сих пор в себя не пришла, и как быть с потерянным первым местом в мировых продажах пока не решила. Зато она тоже призадумалась над «нищей» машиной, прикинула возможность возрождения какого-нибудь завалящего бренда, возможную цену созданного вновь авто и поведала миру о принятом решении – бюджетную машину для босяцких стран компания делать не будет.

Неужели не хочется опять на первое место по продажам, красуясь над поверженным GM? Или все покупатели автомобилей марки «Toyota» настолько богаты и стабильны, что кризисы им не страшны и деньги на новую респектабельную машину этой фирмы они всегда найдут? Или для всех Америка конечна, а для японцев нет?

На самом деле видится иное. Только в глазах русских, выдрессированных сказками о вечности автомобилей этой марки и готовых платить три цены, Toyota – символ успеха и вершина автомобилестроения. В остальном мире это по-прежнему одноразовая японская дешевка. О чем сама фирма прекрасно знает. Она как не делала на экспорт вечных, дорогих, респектабельных машин, так и не планирует их делать. Для этого она придумала «Lexus». Бренд, который уже 23 года пытается приучить мир к мысли о японских достижениях и обосновать ценник, все равно не идущий ни в какое сравнение в Америке и в России. Но «Lexus» все же пытается отмежеваться от имиджа головной конторы и совершенствуется, уползая в более дорогой ценовой диапазон. А сама «Toyota» и есть машина современного бедняка. Не нищего негра, живущего под пальмой по анекдоту «Долго ли ждать перемен к лучшему? Если ждать, то долго», а нуждающегося человека, подобравшегося в своих тратах до покупки автомобиля. Для него есть стартовый примитив Toyota Etios и дальняя перспектива Corolla. Ни эти две модели, ни остальные машины ни в коем случае не могут испортить имидж фирмы и как-то принизить его до ассоциативного уровня «машины для бедных», поскольку за пределами Японии машины для богатых «Toyota» не делает.